Пользовательского поиска
Новости Библиотека Породы собак Кинология Ссылки Карта проекта О сайте



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Ирландские брудастые борзые

Едва ли можно сомневаться в том, что ирландские и шотландские брудастые борзые имеют общее происхождение; сначала не различались между собою, и только в средние века выделились в две самостоятельные породы, причем главное отличие первой от последней заключалось лишь в громадности роста и сравнительной короткости псовины, видоизменившейся, вероятно, вследствие скрещивания с гладкошерстными травильными собаками.

В конце древнего периода истории и в начале средних веков брудастые борзые на Британских островах служили исключительно для охоты на черного зверя - кабанов и волков; из этих зверей кабаны исчезли ранее волков, которые в Англии и Шотландии, как известно, были истреблены уже в XVI столетии, между тем как в Ирландии, по историческим сведениям, последний волк был убит в 1710 году. Вероятно, с XVI столетия и начинается уменьшение роста шотландских борзых и выделение их в особую породу, предназначенную исключительно для травли оленей и диких коз.

Таким образом уже более 150 лет назад ирландские волкодавы лишились своего специального назначения, утратили свой raison d'être и сделались излишними, как бы предметом роскоши. Поэтому неудивительно, что в начале этого столетия, даже ранее, они перемешались с шотландскими дирхоундами и другими крупными собаками и почти исчезли как отдельная раса. Только очень недавно, лет 25 назад, небольшой кружок любителей с капитаном Graham'oм во главе возымел намерение реставрировать почти угасшую породу из ее остатков помощью скрещивания с шотландскими брудастыми и датскими догами. Для русских псовых охотников, как и для американских охотников на волков, восстановление старинной породы волкодавов должно представлять немалый интерес. В Северной Америке, а также в Южной Африке действительно весьма внимательно следят за постепенным увеличением роста и веса новых ирландских борзых и даже принимают личное, довольно деятельное участие в их реставрации.

Благодаря упомянутому капитану Грегему, написавшему целый трактат об ирландской борзой, мы имеем полный свод исторических сведений о ней и можем составить себе верное понятие о ее истории, назначении и внешности. Как это ни странно, но в средневековых летописях об ирландской борзой упоминается реже, чем в первые столетия христианской эры у римских авторов. В хронике Holinshed'a (опубликованной в 1574 г.) приведен подробный рассказ о том, как пикты* украли (в III стол.) самую резвую и сильную борзую короля скоттов** Крантилинта и как из-за этой собаки произошло большое кровопролитие, имевшее последствием междоусобную войну, кончившуюся совершенным истреблением пиктов. В статутах IX века современного Валлиса за увечье, причиненное ирландской борзой, как и за ее убийство, присуждалась вдвое большая пеня, чем за других борзых. Эти данные показывают значение и ценность этих собак для охоты.

* (...происходивших из страны пиктов... - Группа племен древнейшего населения Шотландии; в 9 в. завоеваны скоттами (см. предыд. прим.) и смешались с ними.)

** (...о брудастых борзых белгов, галлов и скоттов. - Скотты - группа кельтских племен в Древней Германии и Шотландии. Белги и галлы - см. выше, прим.)

Затем в продолжение 500-600 лет о брудастых борзых, шотландских и ирландских, нигде не упоминается, вернее, указаний на них еще не найдено до XVI столетия, т. е. до истребления волков в Англии и Шотландии. С этого же времени шотландские борзые выделяются от ирландских и их начинают различать. Последние снова входят в большую славу, какою, очевидно, пользовались в последние века существования Римской империи. Веро Шо говорит, что в XVI столетии ирландские борзые посылались в Лондон королевскому двору и считались самым ценным подарком. В 1615 году они были даже отправлены в дар Великому Моголу в Индию. James Ware в своих "Antiquites of Ireland" (1654 г.) писал, что в Ирландии встречается порода борзых огромного роста и силы, быстрых и красивых, которые употребляются исключительно для охоты на волков, к которым питают врожденную ненависть; в книге помещено аллегорическое изображение двух борзых, сходных по виду с современными дирхоундами. Эвелин (1660-70 гг.) сообщает, что ирландские волкодавы значительно сильнее мастифов и бульдогов. Вообще все старинные писатели отличают их от догов и называют борзыми. Надо полагать, что громкая слава этих собак была причиною усиленного вывоза их на материк Европы - во Францию, Данию, Германию. Во времена Кромвеля (1653-1658 гг.) был даже издан особый закон, воспрещавший вывоз ирландских волкодавов. Датский писатель Христиан Вазе (1654 г.) упоминает о них. Известно, что Август II (начало XVIII века), курфюрст саксонский и король польский, охотился с ирландскими борзыми и что до конца прошлого столетия их выписывали курляндские бароны для освежения крови своих вырождавшихся брудастых.

Рис. 2. Ирландский брудастый волкодав ('Охотничья газета', 1892, № 50)
Рис. 2. Ирландский брудастый волкодав ('Охотничья газета', 1892, № 50)

Таким образом, сто с лишком лет назад были вывезены из Ирландии почти все волкодавы, сделавшиеся здесь излишними. Английский натуралист Бевик (Bewick) писал, что в настоящее время (1792 г.) ирландские борзые сделались очень редки и держатся более для виду, чем для охоты. Немного позднее необходимость заставляла уже скрещивать их с крупными догами. Ирландская борзая изображена в "Encyclopedia Britanica" 1797 года, хотя с жесткою шерстью, но с большою головой и притом полосатою. В "Sportsmans Cabinet" (1803 г.) рисунок Reinagle'я, известного художника, считаемый английскими любителями очень верным, изображает, несомненно, борзую, но с короткою жесткою шерстью и вообще с заметною примесью крови травильных собак. В тексте же говорится, что в образовании этой породы участвовали датские доги, собаки Украины, Татарии(!), Эпира и Албании, то есть, вероятно, хотели этим сказать, что ирландские волкодавы произошли от смешения догов с овчарами и брудастыми борзыми. На самом деле описание вовсе не соответствует приложенному рисунку и может относиться лишь к догу.

Еще позднее, в "Encyclopedia Britannica" 1810 г., под названием ирландских волкодавов изображены крупные датские доги с короткою шерстью черно-пегой или кофейно-пегой масти. По свидетельству Lee, у лорда Антрима сохранился портрет собаки в натуральную величину, снятый лет сто назад и считаемый владельцем за настоящего ирландского волкодава. Изображен пятнистый дог в 34 дюйма ростом (т. е. почти в 3 фута), с отметинами, как у современного фоксхоунда, и длинными висячими ушами. Неудивительно поэтому, что многие английские охотничьи писатели считали ирландских волкодавов гладкошерстными. Этой ошибки не избег и Ричардсон в своей книге о собаках (1848 г.), хотя впоследствии и сознался в ней. Юатт говорил (1845 г.), что ирландские борзые вымерли и сохранились лишь в немногих глухих замках и что они неохотно брали оленя и лисицу, как бы пренебрегали ими.

Вообще сведения о росте, силе и внешности старинных ирландских волкодавов очень сбивчивы и неопределенны. Несомненно одно, что это были действительно самые огромные собаки, какие в настоящее время не встречаются. Известный натуралист Бюффон писал в середине прошлого столетия, что ирландская борзая весьма редко встречается во Франции и что виденные им экземпляры достигали роста 150 сантиметров, т. е. 4 футов. Надо думать, однако, что он измерял не от плеча (лопаток), а от головы, так как, по словам современного ему английского зоолога Оливье Голдсмита, считавшего ирландских волкодавов самыми большими собаками в мире, они бывают ростом с годовалого теленка, до 120 сантиметров. Немного позднее (1792 г.) Бевик писал, что "обыкновенный рост их 3 фута", но всего 50 лет назад (1845 г.) Юатт утвердительно говорит, что немногие уцелевшие экземпляры большею частью были в 4 фута. Во всяком случае, это были гигантские псы, от 20 до 25 и более вершков ростом.

Таким размерам соответствовала и сила ирландских борзых. Все авторы единогласно свидетельствуют о том, что они были гораздо сильнее мастифов - старинных английских догов, тем более бульдогов. С этими собаками они расправлялись так же, как с волками, а именно: хватали противника за спину или за шиворот, как кошку, и трепали до смерти. Вместе с тем волкодавы были достаточно быстры для того, чтобы догнать матерого волка, хотя, вероятно, после довольно продолжительной скачки. В древности и в средние века эти собаки, несомненно, употреблялись для охоты на кабанов, как это доказывают старинные фрески в одном из старинных замков близ Тоучестера, изображающие многие охотничьи сцены, в том числе двух охотничьих собак и кабана. Собаки имеют вид очень больших дирхоундов - шотландских борзых с жесткою щетинистою псовиной темно-голубого окраса и с небольшими лежачими ушами. По словам Бевика, ирландские волкодавы были большею частью коричневато-бурой масти. Относительно качества псовины почти все утверждают, что она была жестка и щетиниста и что собаки имели таковую же на морде, причем шерсть иногда удлинялась в виде бороды и усов. Большинство согласно в том, что шерсть была короткая, короче, чем у шотландской борзой, но есть также указания на волкодавов с длинною, даже клокастою псовиной, что, конечно, весьма возможно. Вообще теперь, кажется, все пришли к заключению, что ирландские волкодавы имели вид сравнительно тяжелых и массивных дирхоундов.

Что касается характера описываемых собак, то он, как и следовало ожидать, не мог быть особенно кротким. Доктор James в своей книге о бешенстве собак (1733 г.) рассказывает о волкодаве, едва не растерзавшем ребенка своего хозяина. Очень может быть, что злобность ирландцев была главною причиною их вымирания. Для чужих людей такие громадные собаки были очень опасны и вообще доставляли немало неприятностей своим владельцам.

Веские свидетельства Юатта и Ричардсона показывают, что представители старинной породы кое-где сохранились до середины текущего столетия, хотя в значительно измененном виде. Ричардсон держал этих собак с 1841 по 1862 г.; они сохранялись также у Беккера и сэра Джона Поуэра до 1865 года. Во всяком случае, это были уже жалкие остатки прежних знаменитых волкодавов. Но и этим последним могиканам угрожала опасность совершенного исчезновения, если бы один любитель, капитан Грегем (Graham), в 1863 году не обратил внимания на угасавшую расу, когда-то составлявшую национальную гордость Ирландии. Начиная с 1867 года он настойчиво и энергично преследует цель реставрации ирландских волкодавов помощью скрещивания уцелевших собак с дирхоундами и датскими догами. Им написана была целая книга, заключавшая в себе историю породы с древнейших времен, ее подробное описание, метод реставрации, и были выработаны признаки собак современного типа. Сам Грегем, по его словам, вел своих волкодавов от ричардсоновских, имевших 40-летнюю родословную, но подмешивал кровь догов и дирхоундов. Ирландский кеннель-клуб, хотя открыл в 1879 году на своих выставках особый класс для ирландских борзых, однако ничего не сделал по отношению к этой породе и в 1880 году прекратил свое существование. Только недавно организовался специальный клуб любителей этой породы, вслед за чем английский кеннель-клуб признал собак нового типа за самостоятельную расу, отличную от шотландской, и учредил для нее особый класс на выставках и в студбуке.

Однако до сих пор ирландские волкодавы весьма малочисленны и редко показываются на выставках, и вообще дело подвигается довольно туго. Некоторые авторитеты относятся довольно критически к реставрируемой породе и полагают, что она ведется неправильно. Они утверждают, что ирландские волкодавы не имеют ничего общего с догами и составляют совершенно отличную породу от шотландских борзых, что они не только в сороковых годах, но даже в начале нашего столетия были нечистокровными, что нынешние собаки почти вовсе не имеют крови прежних настоящих волкодавов, так что не могут служить для их реставрации. Такого мнения придерживается, например, Hickmann, а за ним Дальзиель. Действительно, нередко случается, что между ирландскими борзыми выраживаются или гладкошерстные собаки, почти совершенные доги, или же настоящие дирхоунды, так что породу ни в каком случае нельзя считать установившеюся.

Оба мнения - капитана Грегема и Гикмана - не лишены крайностей: доги действительно вовсе излишни для восстановления прежних собак, но близкое родство ирландских борзых с шотландскими не подлежит никакому сомнению и одним подбором и хорошею выкормкою производителей можно значительно увеличить рост - главное отличие между этими двумя породами. Впрочем, сам Грегем, по-видимому, стал сознавать свое увлечение скрещиванием с догами, которые только придали собакам массивность и грубость, так что они в значительной мере утратили борзоватость склада. В последнее время он стал подмешивать к своим ирландцам кровь русских борзых (именно лучшего кобеля в Англии - Коротая), которая, конечно, может исправить приобретенные от догов недостатки. Вместе с тем Грегем стал настаивать на необходимости устроить завод ирландских волкодавов на паях, наподобие существующих в Америке для легавых пород, так как только этот способ дает возможность платить огромные деньги за лучших производителей.

Последователь капитана Грегема майор Гарнье выражал уверенность, что разумным скрещиванием дирхоундов с русскими борзыми и немецкими догами можно будет вполне достигнуть типа старинных волкодавов. По его наблюдениям, породистость, т. е. кровность, под которою следует подразумевать нервную систему, силу, энергию и характер, дает преимущественно мать, а не отец. Строение скелета, общий вид и окрас наследуются от отца; мускулатура - от матери. На качество псовины отец не имеет будто никакого влияния. Затем всякое скрещивание дает собак более рослых, чем родители. Надо полагать, что теория и выводы Гарнье верны, так как им были достигнуты наилучшие результаты. Показанный им в 1888 году молодой, еще не сформировавшийся кобель Merlin был ростом в 33 дюйма (19 вершков) и весил 150 англ. фунтов, т. е. почти 4 пуда. Это был лучший представитель новой породы, к сожалению скоро угасший, не оставив после себя потомства. Весьма странно, что такая выдающаяся по росту собака не обратила на себя внимания; это пренебрежение только доказывает, что сами ирландцы мало интересуются своею знаменитою расой. Впрочем, оно оправдывается отчасти тем, что волкодавы не могут иметь никакого применения и сами по себе составляют анахронизм. Между тем южноафриканские боеры и североамериканские скваттеры* очень внимательно следят за возрождением породы, и между ними спрос на ирландских борзых увеличивается с каждым годом. Первые рассчитывают травить ими гиен, а со временем леопардов и львов, вторые - волков. Вероятно, ирландские борзые окажутся пригодными и в Австралии для охоты на кенгуру, как известно, очень сильного животного, с которым могут справиться немногие собаки. Для современных русских псовых охотников ирландские волкодавы имеют еще большее значение, чем для каких бы то ни было, но мы о них не имеем и понятия. Между тем наши прадеды очень ценили этих собак за их злобность и силу и, как мы увидим далее, они имели немалое влияние на развитие травли волков в прошлом столетии.

* (...южноафриканские боеры и североамериканские скваттеры... - Боеры - мелкие фермеры в Южной Африке, арендовавшие земли на условиях отработки; скваттеры - фермеры, захватывавшие явочным порядком незаселенные земли.)

Весьма, однако, сомнительно, чтобы современные выставочные и комнатные собаки оказались пригодными для травли. Они уже в значительной мере утратили злобность, которая может быть приобретена следующими поколениями продолжительным натравливанием. Ирландские волкодавы нового типа вовсе не имеют свирепого вида: они очень смирны, ласковы и совершенно безопасны для детей, вообще далеко не так сварливы, как большинство других борзых. Замечено, что собаки, имеющие много примеси датского дога, хотя блудливы и наклонны к воровству съестного, но замечательно привязчивы, подвижны и ласковы. Более чистокровные ирландцы имеют флегматический характер, но все-таки легко уживаются с другими собаками, если только не будут выведены из терпения.

Приводим в сокращении описание признаков, выработанных клубом ирландского волкодава.

Общий вид почти такой же, как у дирхоунда, отнюдь не датского дога. Собака огромного роста и внушительного вида, очень сильного, но не тяжелого сложения, с длинной колодкой и легкими, свободными движениями; держит шею и голову высоко; хвост на конце слегка согнут.

Для кобелей наименьший рост 79 сантим, и наименьший вес 120 фунтов; для сук 71 сантиметр роста и 90 фунтов веса. Более легкие собаки бракуются. Собака может быть ростом в 89 и более сантиметров.

Голова длинная, с небольшим переломом. Череп не очень широкий; морда длинная и слегка заостренная. Уши маленькие, как у английских борзых.

Шея довольно длинная, очень сильная, красиво выгнутая и без подгрудка.

Грудь очень глубокая; грудная клетка широкая.

Спина скорее длинная, чем короткая, прямая и неправильная; бока выпуклые. Живот подобран (с подрывом).

Плечи мускулистые, свободные, косые; локотки свободные.

Ноги правильные, длинные и сильные, как у английских; передние совершенно прямые. Бедра (черные мяса) очень развитые; пазанки правильные и совершенно вертикальные.

Лапы средней ширины, круглые, не вывернутые (?) внутрь или наружу, с сводообразно согнутыми пальцами. Когти очень крепкие и кривые.

Хвост длинный, слегка согнутый на конце, не очень толстый и мясистый, хорошо одетый, но без подвеса.

Псовина жесткая и грубая на спине, ногах и голове; всего длиннее над глазами и на подбородке.

Окрас серый, рыжий, черный, белый, половый, чубаро-полосатый, вообще одинаковый с окрасом дирхоунда. Предпочитается серая масть различных оттенков.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2018.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://kinlib.ru "KinLib.ru - Библиотека по собаководству"