Пользовательского поиска
Новости Библиотека Породы собак Кинология Ссылки Карта проекта О сайте



20.04.2018

Собака против танка

Как только на поле боя появился танк, сразу же встал вопрос, как с ним бороться. Эту непростую задачу предлагали решить разными путями. Один из них - идея создания подвижной мины.

Экспозиция музея 470-го ордена Красной Звезды Методико-кинологического центра служебного собаководства ВС РФ
Экспозиция музея 470-го ордена Красной Звезды Методико-кинологического центра служебного собаководства ВС РФ

В частности, в одном из вариантов сапер должен был подтягивать к себе с помощью веревки мину, стараясь при этом попасть ею под гусеницу танка. При определенной практике это удавалось. В апреле 1942 года немцы начали применять подвижные мины на гусеничном ходу под названием «Голиаф», но быстро выяснилось, что последний весьма уязвим на поле боя, имеет большие размеры и легко выводится из строя простым стрелковым оружием. Вместе с тем «Голиаф» действовал довольно успешно против фортификационных сооружений (дзотов и дотов), но основное свое применение он нашел как средство доставки на минное поле удлиненного подрывного заряда «Бангалорская торпеда» или создания с его помощью проходов в проволочных заграждениях. Вопрос с подвижными противотанковыми минами пытались решить с помощью собаки – истребителя танка (СИТ), и, надо отметить, вполне успешно.

Перед атакой. Вожатый и собака – истребитель танков
Перед атакой. Вожатый и собака – истребитель танков

Собака против танка – этого не могла придумать даже самая пылкая фантазия писателя-фантаста. В своих произведениях они живо описывали будущие войны, применяемую в ней технику, но ни в одном из них не было места представителю древней военной «техники» – собаке. Конечно, наличие в нашем боевом арсенале того времени такого мощного оружия – это огромный шаг вперед, но для достижения необходимого результата такой собакой надо было уметь управлять. Процесс дрессировки и конструкция этой «живой движущейся мины» на первый взгляд просты, но это только на первый взгляд. За этим стоит большой труд и мастерство вожатого-дрессировщика.

Сколько Гарнольда ни корми...

В 1930 году слушателями Центральной школы военного собаководства курсантами Шошиным и Нитцем на имя начальника школы были поданы рапорты с предложением об использовании собак для борьбы с танками противника. Причем Шошиным подавалась идея применения собаки против танка, а Нитцем – идея создания противотанкового вьюка, который впоследствии был доработан военными инженерами. Вскоре начальник войск связи РККА, которому подчинялась школа, поручил Центральной школе и окружным школам военного собаководства Белорусского (БелВО) и Приволжского (ПриВО) военных округов выделить лучшие взводы для проведения испытаний.

Собак в трех школах подготовили почти одновременно, но поскольку курсант Нитц прибыл в это время в ПриВО после окончания Центральной школы, где им был сконструирован противотанковый вьюк, а взвод под командованием Войлочникова был готов несколько раньше других, то общевойсковые испытания собак – истребителей танков было решено проводить в ПриВО при Саратовской бронетанковой школе. С 19 февраля по 4 июня 1932 года такие испытания были проведены и дали положительный результат. После этого вопросы противотанковой службы собак и все вокруг нее было строго засекречено. Вот почему в наших открытых архивах почти нет документов, касающихся этой тематики.

Вьюк Нитца был принят на вооружение Техническим комитетом в 1932 году, автору была выдана денежная награда. Личный состав ПриВО, участвовавший в испытаниях, был также поощрен приказом командующего округом. В дальнейшем в секретном порядке этот вид службы военных собак совершенствовался на Нахабинском полигоне Центральной школой совместно с военными инженерами. Улучшается вьюк, разрабатывается методика подготовки собак, их тактического применения для отражения танковых атак, а параллельно изучаются способы защиты танка от СИТ.

История оставила нам архивные записи – воспоминания об испытаниях СИТ в 1936 году на полигоне в Кубинке, где особенно отличились эрдельтерьер по кличке Гарольд и его вожатый – дрессировщик Качалкин. Внешний вид Гарольда не внушал доверия в его способности подорвать танк, но за этой обманчивостью скрывалось огромное мужество, подхлестываемое постоянным присутствием голода: сколько ни корми Гарольда, он никогда не чувствовал себя сытым. Кинувшись под один танк, он проскакивал под ним со скоростью пули и, не найдя там привычного лакомства, тут же бросался под другой, где его ждало новое разочарование, и, только пройдя под третьим танком, он наконец находил то, что искал, – пищу. А ведь пробежать под танком на его полном ходу – дело нелегкое.

На Кубинском полигоне испытывались и специальные приспособления для защиты танка от СИТ, но они положительных результатов не дали. Весьма действенным оружием защиты от СИТ было признано применение огнеметов, залпы которых распугивали почти всех собак, хотя некоторые из них продолжали бросаться под танк даже после того, как были опалены огнеметной струей. Попытались воздействовать на собаку пулеметным огнем танка, но собаки порой оставались не замеченными механиком-водителем, кроме того, у него было слишком мало времени, чтобы поразить своего противника до того момента, когда тот оказывался в «мертвой зоне» пулемета. Что касается применения сеток с металлическими шипами внизу танка, препятствующих подползанию под днищем танка, то конструкция по ряду причин не была принята для эксплуатации (уменьшала скорость, могла стать причиной гибели экипажа при быстрой эвакуации). Как показала практика, самым эффективным средством защиты от «собачьих атак» были маневр и огонь: при перемене направления движения танка многие собаки отходили в сторону от намеченной цели.

К середине 30-х годов теоретическая база по использованию военных собак в условиях современного боя уже окончательно сформировалась. А насколько назрела подобная проблема для того времени, видно из того, что предложения, аналогичные способу Шошина–Нитца, были выдвинуты целым рядом лиц. Справедливости ради надо отметить, что в России первым предложил использовать собак-подрывников против танков и проволочных заграждений некий Поклонский, служивший в армии. Именно он первым озвучил идею использования собак в качестве живых мин еще в 1915 году. К концу 1939 года методика и способы применения нового оружия были отработаны и поступили на вооружение Красной армии. Никто тогда и не предполагал, что все эти наработки в недалеком будущем понадобятся и собака будет уничтожать танк в настоящем бою.

Формирование подразделений

Немецкое вторжение не застало Центральную школу врасплох, с первых же дней она приступила к программе развертывания, перейдя на штат военного времени. Почти сразу же была развернута работа по подготовке собак – истребителей танков (СИТ). Их стали готовить как в Центральной школе, так и в окружных школах Московского и Приволжского военных округов.

Уже 2 июля 1941 года в Центральной школе был сформирован 1-й отдельный батальон специальных служб под командованием капитана П. Г. Новикова. Батальон, насчитывавший 199 человек и 212 собак, состоял из двух рот: роты противотанковых собак (командир – лейтенант Некрутенко) и роты связи (командир – старший лейтенант Шкенин).

Вскоре батальон был направлен в действующую армию Западного фронта. 30 сентября 1941 года рота СИТ была брошена в бой против частей 3-й танковой дивизии противника, то есть в самом начале битвы за Москву. Рота связи действовала в другом направлении согласно предназначению. При применении роты СИТ сразу же выявились грубые просчеты в дрессировке животных: их готовили без применения танков, используя в этом качестве трактор. Недостаточно четко была разработана тактика применения СИТ в бою, собак выпускали слишком далеко, атакующую пехоту не прижимали огнем. Противник получал возможность расстреливать собак даже из личного оружия из люков танков. Сказался и низкий морально-боевой дух большей части роты, которая сдалась в плен, совершенно не исчерпав своей возможности к сопротивлению, имея при себе 108 собак – истребителей танков. Немцы стали называть сдавшихся «московской ротой». На допросах вожатые собак дали всю необходимую информацию по методике дрессировки, предполагаемой тактике применения, а также по вооружению и штатной численности формируемых подразделений. Из случившегося в Центральной школе были сделаны серьезные выводы, были внесены изменения в программу подготовки вожатых и собак.

Уже к 25 июля 1941 года из личного состава Центральной школы был сформирован 1-й армейский истребительный отряд СИТ в составе: офицеров – 18 человек, сержантов – 40, вожатых – 430, собак – 372. Отряд дислоцировался на станции Савелово. Командиром отряда был назначен майор К. А. Лебедев.

26 июля 1941 года был выделен личный состав офицеров и сержантов на формирование и обучение 3-го, 4-го, 5-го, 6-го, 7-го, 8-го, 9-го и 10-го армейских истребительных отрядов СИТ. Всего было выделено и прибыло для обучения 148 офицеров и 320 сержантов. 10 августа 1941 года из личного состава Центральной школы был сформирован 2-й армейский истребительный отряд СИТ, состоявший из 458 человек и 372 собак. Командовать отрядом был назначен капитан Н. И. Мусийченко. Отряд был включен в состав Резервной армии Западного фронта с дислокацией на станции Савелово. 3 августа 1941 года по окончании учебно-боевой подготовки в действующую армию на боевую стажировку и испытание в боевых условиях противотанкового вьюка отправляется курсантский батальон СИТ. Состав батальона: 18 офицеров, 48 сержантов, 249 курсантов-вожатых и 272 собаки. Командовал батальоном начальник Центральной военно-технической школой военных собаководов Красной армии полковник Г. П. Медведев.

При испытаниях противотанкового вьюка не срабатывал механизм подрыва взрывчатого вещества, этим сразу же заинтересовались органы НКВД. Полковник Медведев быстро вернулся в школу, где неисправности были доработаны и устранены. Когда за полковником пришли сотрудники НКВД для его ареста, он предъявил им исправный и готовый для применения противотанковый вьюк. Дальнейшие испытания и боевое применение вьюка прошли успешно.

Первые результаты

Еще до начала практического применения СИТ на них возлагали большие надежды. Сформированные подразделения СИТ не бросали сразу же в бой, их, как правило, оставляли в резерве. Применялись они сначала только в тех местах, где ожидались крупные танковые прорывы, а вскоре стала видна и практическая ценность СИТ. Первые результаты их применения показали: немцев можно бить и они боятся собак-истребителей.

В сентябре 1941 года несколько подразделений СИТ отправляются на Брянский, Юго-Западный и Западный фронты. Всего в 1941 году Центральная школа подготовила и отправила на фронт в действующую армию 1272 истребителя танков, из них: офицеров – 67, сержантов – 157, вожатых – 1048, собак – 1007. И с фронта пошли хорошие вести: новая техника оправдывала свое предназначение, уничтожала танки и наводила на немцев панику. Они начали почти поголовное истребление собак в оккупированных районах в прифронтовой полосе, видя в каждой собаке живую мину, а при встрече с настоящими СИТ, не стыдясь, «показывали тыл». Танк с «непобедимым арийцем», удирающим от собаки, – какое зрелище для богов!

На многих участках фронта с появлением противотанковых собак танки исчезли, и наши бойцы и собаки переживали вынужденную безработицу. Несколько примеров.

Оборона одного из танкоопасных направлений была поручена взводу истребителей младшего лейтенанта К. В. Карамышева. При атаке у деревни Д. фашистскими танками наших боевых порядков командир взвода быстро выдвинул истребителей на огневые позиции, подорвал первой собакой головной танк вместе с экипажем, а оставшиеся пять танков противника заставил повернуть обратно и позорно бежать с поля боя. Другой пример. Отделение сержанта Леонида Федорова занимало огневые позиции, когда в атаку против них пошли танки. Воины смело приняли бой. Навстречу танкам были пущены две собаки-истребителя. Увидев приближающихся животных, танки быстро повернули обратно и, не приняв боя, скрылись из виду. Так мужество, отличная воинская выучка и умелое использование боевой техники позволили одержать победу над врагом.

Но не всегда все шло так гладко и хорошо. Подразделения СИТ в начальном периоде войны встречались с трудностями и нерешенными проблемами противотанковой службы СИТ. Как известно, все обучение собаки сводилось к использованию простейшего рефлекса – поиска пищи. В ходе учебного процесса миски с пищей размещались под стоящими макетами танков. Голодные собаки выпускались из вольеров и, привлеченные запахом горячей пищи, бросались к танку и залезали под него, где и кормились. Достаточно быстро собаки усваивали, что еду можно найти только под танком. Через некоторое время собак учили приему пищи, не обращая внимания на работающий двигатель танка, стрельбу и взрывы взрывпакетов. Таким образом, по замыслу создателей этой «подвижной мины», собака выпускалась из укрытия навстречу идущему танку. Голодная собака, зная, что под танком ее ждет пища, бежала навстречу танку и ныряла под него. Штырь вьюка упирался в днище танка, отклонялся назад, и происходил подрыв. Заложенной взрывчатки было достаточно, чтобы вывести танк из строя, как правило, он восстановлению не подлежал.

Но что хорошо в теории, не всегда получается на практике. Когда перешли к обучению собак, оказалось, что собака лезть под рокочущий, движущийся танк не хочет. Срабатывал инстинкт самосохранения. Самые смелые собаки преследовали танк в ожидании его остановки, а пушечные выстрелы танков просто отпугивали всех собак. Отсутствие достаточного количества танков, которые можно было бы использовать в качестве целей, нехватка топлива и отсутствие холостых выстрелов для танков не позволяли продолжить обучение первой группы собак до получения положительных результатов. Тем более что руководство Главного военно-инженерного управления Красной армии стало высказывать свои сомнения в том, что использование собак в качестве носителей мин (ВВ) может дать положительный результат.

Вместе с тем руководство Центральной школой еще летом 1941 года, отправляя на фронт свое первое подразделение СИТ, уже в условиях боевой обстановки пыталось натренировать собак на реальной местности против настоящих танков. В результате из 20 выпущенных собак ни одна задачу не выполнила, животные просто разбежались по полю и попрятались. Четырех из них отыскать не удалось, а двух задавили танки.

В архиве музея школы сохранился документ, похожий на черновик доклада командира группы собак – истребителей танков капитана (фамилия не читается), где он от руки написал отчет о проведенной работе, датированный 16 октября 1941 года. Вот его текст: «1. Большинство собак отказываются работать сразу, норовят спрыгнуть в траншею, подвергая опасности пехоту (шесть несчастных случаев). 2. Девять собак после непродолжительного бега в нужном направлении начинали метаться из стороны в сторону, пугались разрывов артснарядов и минометных мин, пытались спрятаться в воронках, ямах, залезали под укрытия. Из них взорвались – три, не выявлены – две. Остальных из-за того, что они стали возвращаться назад, пришлось уничтожить ружейно-пулеметным огнем. 3. Трех собак фашисты уничтожили ружейным огнем и забрали с собой. Попытки отбить и вернуть убитых собак не делалось. 4. Предположительно, четыре собаки взорвались вблизи от немецко-фашистских танков, но подтверждения о том, что ими выведены из строя танки, не имею...»

Идея подвергается критике

Попытки использования собак в качестве противотанкового средства в начальном периоде войны положительных результатов не дали, и в принимающих решения инстанциях сочли, что дальнейшая разработка данного способа минной войны нецелесообразна. К этому времени в Центральной школе был получен боевой опыт применения собак на фронтах войны в качестве ездово-санитарных, подносчиков боеприпасов, собак связи, который со всей очевидностью показал, что животное нуждается в постоянном и тесном контакте со своим вожатым, что оно может эффективно трудиться только под непосредственным руководством вожатого-собаковода. При этом решающую роль играет привязанность животного к конкретному человеку, обладающему даром влияния на собаку, а это невозможно выполнить, если использовать собак как носителей мин. Примечательно, что в вышеуказанном докладе упоминается о тяжелой морально-политической обстановке в подразделении и резко отрицательном отношении пехоты к «саперам-душегубам».

Все вышеперечисленные примеры относятся к начальному периоду применения СИТ, они привели к переосмыслению и критическому анализу проделанного. Были сделаны правильные выводы, учтены допущенные ошибки, и скоро подразделения СИТ стали неотъемлемой частью противотанковой обороны.

В мае–июле 1942 года в действующую армию были направлены новые подразделения СИТ. Так, на Воронежский фронт 25 июля отправлен 27-й отдельный отряд СИТ, на Сталинградский фронт – 28-й отдельный отряд СИТ. 17 ноября отправлены на Юго-Западный фронт 39-й и 40-й отдельные отряды специальных служб (состав: служба связи, сторожевая, ездово-санитарная, противотанковая и минно-розыскная службы). Это были комплексные отряды, составленные из людей и собак разных служб. Такой принцип комплектования формирования был подсказан опытом и потребностями войны. Всего за 1942 год Центральная школа подготовила и отправила в действующую армию 945 человек, из них: 128 офицеров, 254 сержанта, 563 вожатых и 783 собаки – истребителя танков. А всего за период 1941–1942 годов Центральной школой подготовлено и отправлено на фронт по противотанковой службе 2 217 человек и 1 790 собак.

Сформированные Центральной школой и отправленные на фронт противотанковые части для участия в оборонительных и наступательных боях как средство усиления за период боевых действий 1941–1942 годов имели следующие результаты (по донесениям командиров): подбито и уничтожено танков противника – 192; отбито танковых атак при помощи СИТ – 18.

Зимняя кампания 1942/43 года была, несомненно, решающим периодом войны, а Сталинградская битва – высшей точкой этого периода. На этом ответственном этапе войны сформированные ранее подразделения и части СИТ, отправленные на многие фронты, продолжали делать свое скромное дело, а в помощь им Центральная школа направляла все новые и новые отряды.

Первоначально сформированные отряды СИТ состояли из четырех рот служебных собак по 126 в каждой. Практика применения такой организации показала, что структура эта слишком громоздкая и трудно управляемая, и с июля 1942 года две роты в отряде были упразднены. В результате количество собак уменьшилось с 504 до 216. Отряды стали более мобильными и легко управляемыми. По итогам 1941–1943 годов Центральной школой подготовлено: личного состава противотанковой службы – 2 306 человек, в том числе офицеров – 200, сержантов – 424, вожатых – 1 882 и собак – 3 755. По донесениям командиров отрядов СИТ, в 1943 году уничтожено или подбито 48 танков противника. Всего по официальной статистике, основанной на боевых донесениях командиров в Центральную военно-техническую школу дрессировщиков Красной армии (ЦВТШД-КА), за годы Великой Отечественной войны подбито и уничтожено 304 танка противника, то есть примерно две танковые дивизии вермахта. Нетрудно подсчитать, что для уничтожения одного танка противника в среднем использовалось 13 подготовленных собак-истребителей. Всего за годы войны 1941–1945 годов было подготовлено и направлено в действующую армию: армейских истребительных отрядов – 10, отдельных отрядов СИТ – 10, отдельных отрядов спецслужб – 2, отдельных рот СИТ – 9, отдельных взводов СИТ – 2. Итого – 33 части и подразделения, что составляло 14,29% от всех формирований.

Владимир Леонидович Швабский


Источники:

  1. nvo.ng.ru



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2018.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://kinlib.ru "KinLib.ru - Библиотека по собаководству"