Пользовательского поиска
Новости Библиотека Породы собак Кинология Ссылки Карта проекта О сайте




27.02.2015

Лайки уходили в последний бой

Летом 1942 года приказом Ставки Верховного Главнокомандования в Туринске была образована окружная школа по подготовке собак для фронта. Только в подмосковном посёлке Новогиреево да в маленьком уральском городке обучали четвероногих друзей подрывать вражеские танки, вытаскивать с линии фронта тяжелораненых бойцов, обнаруживать замаскированные мины противника, поддерживать связь между подразделениями.

Это пока ещё не бой - тренировка: собак натаскивали и на макетах, и на боевой технике. Неизвестный фотограф
Это пока ещё не бой - тренировка: собак натаскивали и на макетах, и на боевой технике. Неизвестный фотограф

Кстати

С помощью собак, по данным подмосковного училища связи (собаководства), в годы войны уничтожено триста танков противника (вывели из строя целую танковую дивизию!). Четвероногие друзья вынесли с поля боя 600 тысяч тяжелораненых бойцов. Доставили более 200 тысяч фронтовых донесений. Обследовали около 15 тысяч квадратных километров заминированных участков. Подвезли на линию фронта десятки тонн боеприпасов.

Собак собирали по всему Уралу

Около сорока военных от рядового до подполковника собирали собак со всей округи. Ездили за ними даже в Оренбургскую, Пермскую, Челябинскую, Тюменскую и другие области. Брали в основном молодых лаек. Силой ни у кого их не отнимали.

– Уходя на фронт, – рассказал мне как-то на охоте бывалый охотник по зверю Пантелеймон Чичканов, – я строго-настрого наказал жене, матери и бабушке беречь Джека. Умный, сильный был пёс. Я с ним охотился на лосей, медведей бил. Хорошо искал Джек и всякую мелочь: белку, куницу, глухаря облаивал. Любил я его как родного брата. Получаю перед самым боем письмо от малограмотной бабушки. Пишет, что какие-то военные забрали Джека. Места себе не мог тогда найти, извёлся весь. Вернусь домой, в сердцах думалось тогда, всыплю всем, что не уберегли, отдали такую добрую собаку. Потом выяснил, что к чему, и потихоньку успокоился. Что тут скажешь, на святое дело взяли Джека, Родину защищать. В нашей деревне Чеболтасово многие тогда отдали собак, и охотничьих тоже. После войны много я передержал собак. Некоторые из них тоже были неплохие работники в лесу, но Джеку не чета...

Дрессировали собак-подрывников танков за городом. Желающим разрешалось посмотреть. Группа солдат тянула за верёвку деревянный макет танка. Под ним, между «гусеницами», подвешивали мясо. Отпускали проголодавшуюся собаку с прикреплённой ремнями на спине противотанковой «миной», и она неслась под танк. Мина с длинным штырьком на взрывателе, штырёк ударялся о днище танка и «следовал взрыв».

– Когда мы начали взрывать фашистские танки с помощью собак, – рассказал бывший политрук роты, после серьёзного ранения служивший в Туринской школе собаководства Семён Салдыев, – немцы закричали, что русские негуманно обращаются с животными. По их понятиям, видимо, гуманнее самому ползти под танк со связкой гранат в руке. Артиллерии-то не хватало в начале войны. Конечно, жаль было и собак отправлять на верную гибель, но как следовало поступать, коль вой­на шла такая безжалостная. Каждый знает, что собака - преданный друг человека, и, может, даже в высшей степени гуманно, если они и в пекло идут вместе...

Как правильно надеть ошейник

Инструкторы собаководства, ветеринарные врачи были в школе профессионалами высокого класса, любили, ценили своё дело. Вспоминают, как однажды начальник штаба майор Клементьев поспорил с ветврачом подполковником Кубанцевым, что тот в лекции на тему «Как правильно надеть собаке ошейник» выговорится за десять-пятнадцать минут. На следующий день собрали курсантов, Кубанцев говорил ровно два часа, ни в чём не повторившись. Лекция закончилась аплодисментами.

Солдаты, офицеры катались на собачьих деревянных нартах-лодочках по городу и району. Искали новых собак, подвозили корм, солому на подстилку, даже дрова. Кормили собак отменно. Мясо, овсяная каша, овощи были в рационе ежедневно. Если мясо варили не павших животных, лакомились у котлов и солдаты. Их паёк был, говорят, скромнее... Жили они в недействующем соборе со сбитой макушкой. В нескольких шагах от него начинался глубокий лог со стоком в Туру. (Ныне он в сотне метров от райадминистрации). По склонам лога в несколько ярусов размещались собачьи конуры, в том числе земляные, вырытые в крутых берегах. Территория, как и положено, охранялась часовыми и овчаркой на длинном прогоне. Из чужих рук корм она не брала, знала только одного хозяина.

Набирали собак партиями до шестисот штук. Эта работа поручалась прибывшим в школу пехотинцам. У каждого солдата была своя собака. Под руководством опытных инструкторов-кинологов они учились натаскивать собак по какому-то одному направлению. Через шесть месяцев ребята в шинелях уезжали со своими лохматыми друзьями на фронт. Их место занимали другие.

– Я трижды видел, как собаки взрывали фашистские танки, – рассказывал бывший командир стрелковой роты Владимир Барсуков. – Однажды мы отчаянно отстреливались в окопах, на нас пёрли фашистские танки. Метров за двести пятьдесят до ближайшего из них пустили собаку с миной. Лайка кинулась под него пулей. Прогремел взрыв, танк крутнулся на месте и заглох. В другом случае машина загорелась от взрыва мины. Немцы повыскакивали из танка, мы их удачно постреляли.

А миноразыскных собак готовили так. Разряженные мины с запахом тола хорошо маскировали и вели собаку на поводке, метров до пяти длиной. Обнаружив мину по запаху, собака садилась около неё в полуметре, мордой к мине. В награду пёс получал кусочек отварного мяса. И старался найти следующую мину. Во многих воинских частях, вспоминают фронтовики, не хватало миноискателей. Выручали обученные четвероногие друзья.

На зайцев не отвлекались

В собак, выученных для связи, некоторые командиры поначалу не верили. Считали, что натощак пёс может рвануть за зайцем и сбиться с пути. Однако таких случаев отмечено не было. Это умные животные, зачем гнаться за зайцем, если пёс был уверен, что, вернувшись к хозяину, он будет сыт. Записки связным собакам прикреплялись в специальном кармашке на ошейнике.

Ошейники и поводки в Туринске не шили, пристяжных цепей не ковали. Их присылали из училища собаководства. Житель Туринска, пенсионер Владимир Тарасюк, вспоминает:

– Во время войны, мы, подростки, наловчились снимать со служебных собак ошейники, если они каким-то образом освобождались от привязи и выбегали на улицы. Ошейники, из чистой кожи, были прекрасным материалом для лыжных креплений.

В мае сорок четвёртого пришёл приказ закрыть в Туринске окружную школу для собак, а личному составу отправиться на фронт.

Солдаты-собаководы, служившие в городе на Туре, сложили о нём свою шуточную песню. Но слов её никто из старожилов не помнит. «Уцелела» лишь одна строка: «Спи спокойно, собачий город...». Лай, говорят, стоял тут неимоверный. Но Туринск жил действительно спокойно, скромно внося свой маленький вклад в такую большую Победу.


Источники:

  1. oblgazeta.ru



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2015.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://kinlib.ru "KinLib.ru - Библиотека по собаководству"