Пользовательского поиска
Новости Библиотека Породы собак Кинология Ссылки Карта проекта О сайте




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Волк и собака: различия, общие свойства, родство (Снигирев С.И.)

В современной фауне собаки существуют лишь в домашнем состоянии. А в диком виде есть лишь их родичи-волки, шакалы. Прямого предка домашней собаки (Канис Фамилиарис) до сих пор не выявлено, несмотря на многочисленные попытки. Предполагается гибридное происхождение вида "собака домашняя". Одни авторы производят собак от гипотетических, якобы ныне вымерших особых собак - Канис Ферус, другие - из богатого видами рода Канис выдвигают в качестве предков собак шакалов, волков, кайотов и других. Например, Н. К. Верещагин склонен принимать гипотезу происхождения собак от особого вида некрупного волка - К. Вольгензис, описанного впервые по четвертичным отложениям Среднего Поволжья. Именно эта волкообразная собака, по его мнению, и была общим предком первобытных пород домашних собак. Позднейшая гибридизация одомашненных поволжских волков с серыми волками (К. Люпус) была вполне вероятна уже на ранних стадиях, т. е. в эпоху неолита и бронзы.

Таким образом, в определении статуса предков домашней собаки в семействе Канис до сих пор нет однозначного ответа. В обобщающем обсуждении этого вопроса Зенглауб (1978) считает единственным предком собаки волка. Той же точки зрения придерживаются и другие авторы, а некоторые из них даже включают ее в состав К. Люпус. Вместе с тем современные сведения о взаимоотношении домашней собаки с другими видами подрода Канис не исключают возможности ее полифилентного происхождения. Так, например, ранее происхождение собаки от шакала считалось невозможным из-за хромосомных различий этих видов. Однако в настоящее время выяснилось, что кариотипы волка, кайота, шакала и собаки идентичны. Данные по гибридизации собаки с волком, шакалом и кайотом - ее потенциальными предками - свидетельствуют о свободном скрещивании этих форм, жизнеспособности и плодовитости потомства. При серологическом анализе обнаружили, что собаки ближе к кайоту, чем к волку. Наконец плейстоценовые находки представителей группы кайотов в Палеарктике также делают допустимыми родственные связи собак и кайотов (в широком смысле).

Таким образом, судя по всему участие шакала и кайота на начальном этапе формирования собаки полностью исключить нет оснований. Приведенные данные делают весьма сомнительной концеспецифичность собак и волков. Видимо, "собаку домашнюю" следует рассматривать как таксон видового ранга в рамках "группы волков". Широкую полиморфию происхождения собаки допускал и Ч. Дарвин.

Как видим, внешняя простота вопроса о происхождении собаки оказалась обманчивой. Несмотря на усилия отдельных ученых и целых коллективов исследователей, вопрос остался открытым и ждет своего окончательного решения, одним из вариантов которого можно считать необходимость изучения результатов расщепления при скрещивании волка с собакой с привлечением для анализа получаемых данных материалов по генетике домашней собаки. История кинологии дает достаточно наглядного материала для осуществления такого подхода к проблеме происхождения собаки. Древнейшие сообщения о скрещивании собак с волками были сделаны Аристотелем в IV веке до н. э. Более точные сведения даны Плинием (23 г. н. э.), писавшим, что галлы сознательно получали гибриды, привязывая своих собак к деревьям для оплодотворения волками. Затем в XVIII и XIX вв. некоторые авторы описали подобные скрещивания, не подвергавшиеся, однако, серьезному научному исследованию, а представлявшие собой или случайно поставленные опыты, или мероприятия, направленные на улучшение местной породы собак. Так что Ч. Дарвин уже имел возможность собрать целый ряд данных многочисленных авторов по этому вопросу и определенно решить его (о возможностях таких скрещиваний и о плодовитости получаемых гибридов).

...Однако прежде чем приступить к рассмотрению результатов гибридизации, выясним, что толкает смертных врагов - волков и собак - на такое сближение. Одной доминантой психофизиологических мотиваций инстинкта продолжения рода здесь обойтись нельзя, ибо на такое однозначное толкование этого явления найдется не один аргумент, его опровергающий.

Здесь ответ, вероятно, следует искать в экологических факторах жизни природы. Действительно, скрещивание собак с волками, давно известное науке, в нашей стране (до конца 50-х годов этого столетия) наблюдалось редко. Лишь "беспощадная война с волками" в 1950 - 1960 годах, объявленная в СССР, привела к резкому возрастанию количества случаев гибридизации.

В послевоенный период в СССР гибридизация волков с собаками зарегистрирована в 11 краях и областях центра и юга европейской части РСФСР, на юге Урала и в Бурятской АССР (более чем в 35 районах), в Туркмении, Узбекистане. Л. С. Рябов, С. В. Бибикова (1981) указывают, что после резкого сокращения численности волка в Воронежской области случаи гибридизации регистрируются уже более 10 лет. На это же указывает В. П. Макридин (1978). "В настоящее время, - пишет он, - численность волка во всех регионах СССР, за исключением Казахстана, значительно снижена, поэтому все звери, потерявшие партнеров, в период гона часто их не находят, и отмечаются многочисленные случаи спаривания волков с собаками". Этот вывод подтверждает мнение Л. В. Крушинского, который считает, что существующее снижение численности волка наряду с нарушением структуры популяции ведет к тому, что гибридизация с собаками может стать обычным явлением. Стремление к социальным контактам зверей-одиночек чрезвычайно велико, и негативная реакция может угасать даже у матерых волков. Взрослый волк, отрицательно реагирующий на незнакомых собак, может полностью изменить к ним свое отношение, оказавшись в вынужденной социальной изоляции. Например, четырехлетняя волчица, проявлявшая охотничье поведение при виде незнакомой собаки, резко изменила свою реакцию после 1,5 месяца пребывания в полной изоляции от волков. Для взрослых хищников нормальным является негативное отношение ко всем собакам, однако оно характеризуется индифферентностью в зависимости от размеров тела собаки. Собаки мелких и средних пород волками воспринимаются как добыча, наравне с лисицами и енотовидными собаками. Крупных же собак волки воспринимают как равных - волков, только чужой стаи, и враждебное отношение к ним носит характер территориальной конкуренции.

Около 20 - 25% волков в возрасте более двух лет продолжают позитивно реагировать на некоторых знакомых собак даже при содержании волков в группе с другими волками.

Таким образом, явление гибридизации волков с собаками обусловлено значительным истреблением волка человеком, сопровождающимся распадом волчьих стай, нарушением половой структуры популяций хищника.

Однако различные варианты нарушений структуры популяций неодинаково влияют на потенциальную вероятность гибридизации волков с собаками. Гибель взрослых не всегда приводит к смерти выводка, так как их функции берут на себя переярки. Гибель же переярков сказывается в большей степени, поскольку ведет к ослаблению контроля за деятельностью прибылых. Это происходит, в первую очередь, из-за того, что матерые вынуждены больше времени тратить на добывание пищи, а это увеличивает вероятность контактов волчат с собаками. В случае гибели матерых, родительские функции в значительной мере могут осуществлять переярки и молодые волки, не участвовавшие в размножении в этом году. Но деятельность волчат они контролируют менее жестко, не обучают детенышей тонким особенностям взаимодействий со средой, включая формирования специальных и половых предпочтений. В этом случае вероятность установления и сохранения позитивных реакций на собак повышается, что ведет к нарушению репродуктивной изоляции и возрастанию возможности гибридизации с собаками.

Изредка волки контактируют с собаками и при относительно высокой своей численности. Идут на такое сближение дефективные особи, холостые кобели и, вероятно, гибриды с обличием волка. Причем низкоранговые волки легче вступают в контакт с человеком и собаками.

С собаками чаще вяжутся одиночные волчицы, реже самцы, а также гибриды обоего пола. Чистокровные и гибридные волчицы после спаривания с собаками воспитывают потомство самостоятельно. Волк-самец старается увести собаку с собой и, если она его не покидает, выращивают щенят вместе. В дальнейшем они образуют родственную стаю.

Контактируют с волками преимущественно крупные собаки, чаще нечистокровные немецкие овчарки, дворовые собаки, иногда гончие. Известны случаи вязки разношерстных особей.

Самостоятельно живущие в природе гибриды, похожие в равной степени на волков и на собак, подчас отличаются сугубо волчьим поведением: охотятся на собак и поедают их мясо. А сходные внешне с волками хищники вели себя по-собачьи: прятались на дневку в полуразрушенной хате, на окраине деревни и т. д. При совместной жизни смешанной стаи гибриды чаще скрещиваются с волками, а не с собаками. По отношению к человеку волкособаки ведут себя в большинстве случаев смелее, чем волки. Несомненно, что такое поведение в значительной мере обусловлено собачьей наследственностью. В то же время некоторые гибриды отличаются чрезвычайной осторожностью: не отвечают на вабу, боятся флажков.

Одичавшие же собаки, занимающие освобождающиеся экологические ниши волка, живут преимущественно на свободной от волков или редко посещаемой ими территории. При низкий плотности волка - иногда вместе с одиночными волками или с волкособачьими гибридами.

Подводя итог анализа причин гибридизации собак и волков, можно заключить, что подобные экологические сукцессии всецело вызваны деятельностью человека и в его силах предотвратить распространение этого явления, наносящего огромный ущерб животноводству (зачастую превышающий сумму ущерба, наносимого волками) и экологическому равновесию природных комплексов. Л. С. Рябов указывает, что у многих гибридов обычно к осени появляется потребность в активной охоте, не всегда связанная с недостатком корма на свалках. Однако целью данной работы является не рассмотрение экологических проблем гибридизации, а исследование вопросов наследственности волкособак и генетических аспектов наследственности межвидовых гибридов для решения вопроса об участии волка в происхождении собак и о возможностях практического использования волков для скрещивания с нашими современными породами.

Для получения ответа воспользуемся результатами специальных исследований профессора М. М. Завадского и профессора Н. А. Ильина (1934).

Вначале проанализируем расщепление фенотипических признаков* при гибридизации представителей семейства Канис - волков и собак. Еще Ч. Дарвиным было установлено, что при гибридизации обычно доминируют признаки дикого вида, из-за чего гибриды восстанавливают облик волков.

* (Фенотип - совокупность внешних и внутренних (генотипических) признаков организма. (Примеч. авт.))

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2015.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://kinlib.ru "KinLib.ru - Библиотека по собаководству"