Пользовательского поиска
Новости Библиотека Породы собак Кинология Ссылки Карта проекта О сайте



Аэросъемка земельные участки rus-aero.com.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Пороки и недостатки у легавых и способы их ликвидации

У легавых три основных порока в работе. Самый главный из них-это гоньба за птицей, второй- боязнь выстрела и стремление убежать после него, третий - неумение поднять со стойки дичь на крыло. За эти пороки собак, как правило, снимают с испытаний и состязаний.

Теперь попробуем разобраться, как возникает первый порок. Когда вашему питомцу исполнится пять-шесть месяцев, ни в коем случае не поручайте детям гулять с ним. Детям очень интересно, когда их подопечный гоняется за птичками, старается их поймать, а если щенку удается это сделать, дети всячески его за это поощряют. Бывает иногда, и взрослый неопытный охотник радуется, что его ученик бросается за дикими или домашними птицами. Конечно, если собака молодая, а ведущий достаточно опытный, ничего особенного с собакой не произойдет, но если собаке уже больше двух лет, да и ведущий не особенно опытный, то исправить этот порок не так-то просто. Когда же собаке исполнилось три года, то в большинстве случаев она не исправляется и становится непригодной к охоте.

Особенно надо быть внимательным при натаске и охоте. Обычно все молодые собаки после стойки бросаются за поднятой птицей. Вот здесь-то надо запомнить: будет собака гонять или нет, зависит только от первых стоек. Причем в таких случаях собаку нельзя ни бить, ни поощрять. Будете бить - она не станет поднимать птицу на крыло, и от первого порока разовьется еще один. Начнете поощрять - закрепите этим гоньбу за птицами.

Что же в таких случаях делать? Во-первых, очень хорошо, если собака выполняет команду "оп" (или "лежать"). Во-вторых, многое зависит от рывка за шнур: парфорс должен так сдавить горло собаки, чтобы она перевернулась. Как правило, после такого рывка молодая собака не гоняет. Иногда бывает даже, что сначала она со стойки очень туго подает птицу на крыло (но это очень скоро проходит), а после подъема птицы самостоятельно ложится. В-третьих, можно не слишком грубым голосом поругать своего питомца.

Не следует позволять молодой собаке отыскивать подранков и, особенно, ловить их. В этом отношении хорошо вспомнить пример с Дианой, приведенный мной выше. Диана была молода, и порок легко удалось исправить. Но вот другой пример - английский сеттер Туман в возрасте примерно четырех лет. Его владелец неоднократно писал мне и просил натаскать собаку. Зная возраст Тумана и наличие порока, я все время отвечал отказом. Однако после очередного отказа в конце мая или в начале июня ко мне приехал владелец вместе со своим питомцем. Познакомились, поговорили, он мне очень понравился, и я "сдался".

Туман оказался мягкой, покладистой собакой, с очень интересным экстерьером. Но возраст! Собаку с таким "характером", если бы она была молодая, можно было бы натаскать за две-три недели. А теперь...

Через полторы-две недели Туман стал неплохо работать по перепелу. После нескольких удачных рывков у него пропала охота гоняться за птицами. Сначала я пускал его в поиск на "вожжах" (длинном шнуре) и управлял ими во время поиска. Потом я стал отпускать шнур. После каждой работы, если Туман не пытался погнать, я всячески поощрял его и укорачивал шнур. Правда, очень редко, но все же у него были попытки погнать дичь, однако после окрика он всегда оставался на месте или делал не более двух-трех шагов. А когда в помощь ему я взял Леди, которая была великолепно поставлена по перепелу, Туман уже не только оставался на месте, но и ложился вслед за Леди. Через несколько дней я начал работать с ним одним.

За последние дни пребывания у меня Туман делал самостоятельно по 8-10 работ за выход, и я уже считал, что собака вполне готова к испытаниям, а потому решил познакомить с дупелями и бекасами в Виноградовском охотхозяистве. В то время там было много дупелей. Как только мы перебрались через канаву, Туман сразу поднял дупеля, вернее, он был на одной параллели с дупелем, но главное, Туман не пытался его погнать. Второго дупеля он прихватил через 12-15 шагов с быстрого хода, но не успел еще как следует встать на стойку, как дупель поднялся на крыло и улетел. Вероятно, это встревожило Тумана, и он резко на шнуре пошел от меня влево, где на сухом месте поднялся чирок-трескунок. Туман так рванулся за ним, что я, падая, не смог удержать шнур. Через несколько секунд Туман исчез в кустах и болотах. После бесплодного трехчасового поиска я, усталый и измученный, сел на бугорок отдохнуть. Через несколько минут ко мне, переплыв канаву, как ни в чем не бывало подбежал Туман и положил на колени мокрую и очень грязную голову.

После этого случая в местах, где я натаскивал Тумана, пропали перепела, и мне ничего не оставалось, как отдать не натасканную собаку владельцу. Это была третья неудача в моей практике ввиду солидного возраста запущенного ученика.

Итак, старайтесь, чтобы ваша собака работала с первого поля, и только в крайнем случае, если у нее не подходящий для натаски возраст, ее нужно готовить со второго поля.

Второй порок - боязнь выстрела - менее опасен, чем первый, и его можно быстро исправить. Опасность этого порока состоит в том, что собака выходит из повиновения, или жмется к ногам, или совсем убегает, за что ее снимают с испытаний и состязаний. Что же надо сделать для того, чтобы собака не боялась выстрела? Я неоднократно исправлял этот порок. Приведу пример, о котором знают многие "ирландисты".

После войны, примерно в 1946 году, я остался без собак, работал в Виноградовском охотхозяйстве объездчиком. Однажды сюда приехали охотники с ирландским сеттером по кличке Нора. По их мнению, эта собака была окончательно испорчена - боялась выстрелов так, что после первого же всегда убегала. Они подарили мне эту собаку, а я обещал подарить владельцу щенка из первого помета Норы, что и выполнил. Через несколько дней собака перестала бояться выстрела, а еще через полторы-две недели я ее натаскал по всей дичи. Вскоре на испытаниях она получила два диплома II степени, а ее потомки - более десяти дипломов I степени и примерно пятьдесят дипломов II степени (причем в основном на состязаниях). Неоднократно они становились чемпионами.

И все же как отучить собак бояться выстрелов? Это очень просто. Сутки не кормите ее, затем, прихватив с собой побольше лакомств (мяса, печенья, сахара), отведите на цепи в поле или луга. Выберите такое место, где собаку можно крепко привязать, чтобы она не сорвалась. После этого начинайте стрелять. Первые выстрелы сделайте в 20-25 шагах от собаки.

После каждого выстрела подойдите к ней и дайте немного лакомств. Сначала она откажется, будет глядеть вам в глаза, как будто спрашивая, что ей делать. Успокойте ее лаской, дайте еще лакомства, теперь она, хоть и с неохотой, но возьмет - голод заставит. С каждым выстрелом подходите все ближе к собаке и прибавляйте лакомств. На пятый-шестой выстрел подойдите вплотную и стреляйте. Собака еще будет рваться, но ваша ласка и лакомства ее быстро успокоят.

Выстрелив два-три раза возле собаки, сделайте перерыв на 25-30 минут, приласкайте ее и дайте лакомство. Затем сделайте еще два-три выстрела, дайте ей побольше лакомств, отвяжите и ведите на цепи домой. Отойдя от места, где стреляли, примерно на 50 шагов, повесьте ружье через плечо, покажите собаке побольше печенья, отпустите ее с цепи и прикажите идти у ноги (конечно, если она этому обучена). При возвращении бросайте ей изредка печенье. Дома накормите ее досыта и можете считать, что на этом урок окончен. Но если у вас есть сомнение, что после выстрела собака может убежать, повторите этот урок через несколько дней, только первые выстрелы делайте уже возле собаки.

Перейдем к третьему пороку - собака не поднимает со стойки дичь на крыло. Прежде всего выясним причины возникновения этого порока. Я уже говорил, что все молодые собаки сначала гоняются за птичками, а позже, когда приучишь их к стойке, они после подъема дичи на крыло обязательно хотят поймать ее, чтобы услужить хозяину. Неопытный собаковод сразу подзывает к себе собаку и начинает ее бить. В результате она станет бояться поднимать птицу на крыло. После настоятельных посылов она все же поднимет птицу и опять может погнать. Если вы и во второй раз ее накажете, то можете считать, что ваша собака испорчена и будет поднимать птицу только под нажимом. В том и другом случае ее снимут с испытаний. Такую собаку есть еще надежда исправить, но если ее и в третий раз сильно изобьют, то, возможно, она будет окончательно испорчена.

Что же надо делать, чтобы не допустить этого порока, а если он имеется, то как его исправить? Прежде всего никогда не бейте молодую собаку во время натаски. Второе - отрабатывайте стойку только на шнуре. Особенно будьте внимательны при первой стойке. Как только собака сделает стойку и через несколько секунд захочет продвинуться поближе к птице, придержите ее за шнур, подойдите вплотную с правой стороны и, поглаживая ее, подержите в этом положении минуты полторы. Твердым, но не грубым голосом пошлите собаку вперед, а после подъема птицы на крыло, сразу же дерните веревку и положите короткой командой "оп". Если вам удастся этим способом несколько раз оставить ее на месте, этого уже достаточно.

Допустим, что вы где-то что-то просмотрели, и ваша собака стала очень туго поднимать птицу на крыло. Допустим далее, что легавая на стойке не реагирует на команду "вперед". Зайдите вперед собаки и загородите собою ее голову так, чтоб с одной стороны воздух от птицы проходил на нее не прямо, а стороной. Это означает, что если вы подойдете к собаке справа, куда она смотрит, то голова ее должна быть сзади вашей правой ноги, если же она смотрит влево, то голова должна быть у левой ноги. Если стойка прямая, все равно загораживайте голову легавой не спиной, а ногой (все равно, какой). Обычпо собака долго не может быть на стойке, если она не держит на чутье птицу, и особенно, когда она чувствует, что где-то в стороне проходит соблазнительный запах, но она не может точно засечь его источник. Собака этого не выдерживает и начинает очень осторожно продвигаться вперед. Как только она двинулась к птице, погладьте ее по спине и твердым, ровным голосом дайте команду "вперед". После каждой такой работы собака все быстрее и быстрее будет поднимать птицу на крыло и обычно после пяти - семи минут работы сделает это сама, если, конечно, раньше была испорчена не окончательно.

А что делать с собакой, которая считается окончательно испорченной? Примерно то же самое, но только перед выходом с ней в луга оставьте дома нервы. Вам потребуется терпение и еще раз терпение, когда собака на стойке. Сначала вы становитесь к ней спиной - не помогает, лицом - то же, боком - безрезультатно; затем начинаете наступать ей на задние ноги - тщетно, на передние, толкаете ее, а она будто окаменела. Остается только одно - поднять самому птицу на крыло, но при этом не отходить от собаки, а крикнуть или бросить что-нибудь в то место, куда собака смотрит. С подъемом птицы собака обычно вздрагивает: то ли от страсти, то ли от всего пережитого. Не наказывайте ее, напротив, приласкайте, погладьте, дайте лакомство после каждого подъема птицы, которую вы же подняли. В зависимости от степени испорченности примерно через 10 -o 15 бросков собака начнет очень осторожно выходить из укрытия и поднимать птицу на крыло самостоятельно. Считать порок исправленным можно только, когда собака не менее двух-трех раз сама поднимет птицу на крыло.

'Гаршнеп'
'Гаршнеп'

Немного о других недостатках легавых. Всех недостатков очень много и на них нет надобности останавливаться. Замечу, что еще ни одна собака не получила максимальную оценку - 100 баллов. Следовательно, идеальных собак нет. Каждой свойственны какие-то недостатки, но мы остановимся только на граничащих с пороками. В первую очередь это апатия. Ей более всего подвержены ирландские сеттеры и пойнтеры, которых не только бить, но и грубо ругать нельзя. Эти собаки очень обидчивы и в то же время необычайно преданы хозяину. Приведу один эпизод из моей практики.

Старые охотники должны помнить, что в 1935 или 1936 году осеннюю охоту по дичи сначала разрешили, но потом, в день открытия, по радио передали сообщение, что из-за пожаров охота временно запрещается. Причем сообщение это было сделано в 6 часов вечера (тогда последние известия передавали в это время), когда большинство охотников уже выехали на охоту, открывавшуюся с вечерней зари. В эту ночь прошли очень сильные дожди, и на следующий день охота вновь была разрешена.

Я приехал на охоту в Дедновские луга Рязанской области около 7 часов вечера и, конечно, ничего не знал о закрытии охоты. Со мной был ирландский сеттер по кличке Том. Сразу же, как я переехал через Оку с Потаповского разъезда, по пути к озеру Нечаевское Том сделал несколько работ по дупелю и нашел четырех подранков кряковых уток. По дороге я встретил двух московских охотников, с которыми продолжал путь к месту охоты. В это время к нам подошли четверо местных охотников и объяснили, что охота из-за пожаров запрещена. Нам ничего не оставалось делать, как уехать домой.

По пути к Потаповскому разъезду Том, как назло, стал делать стойки по Дупелям и бекасам. Отозвать его со стойки было невозможно, все время приходилось брать на поводок и отводить силой. Пройдя 200-300 метров, я отпустил Тома с поводка, потому что он сильно тянул в луга. Как правило, Том возвращался к ранее поднятому дупелю или поднимал нового. Во время последней его работы я подошел к нему, поругал и слегка ударил поводком. Я очень спешил к переезду, так как боялся опоздать на поезд. Пройдя примерно 100 шагов, оглянулся. Тома не было видно. Пришлось вернуться к тому месту, где я его ругал. Он оказался там, но, увидев меня, стал отходить еще дальше в луга. Зная, что догонять собаку бесполезно, решил идти к переправе. Том пошел за мной, но на значительном расстоянии. Я неколько раз останавливался, подзывал его, но он тоже останавливался, а при моем приближении уходил дальше в луга. Я решил переехать через Оку в надежде, что Том переплывет ее и пойдет за мной, но этого не случилось, он уходил в луга. Так же получилось и после третьей переправы через реку.

На следующий день у меня была назначена командировка. Я уехал домой, чтобы отсрочить ее, но это мне не удалось. По возвращении через три дня из командировки сразу поехал искать Тома. Ночью переехал через Оку, лег под ближайший стог и стал ждать рассвета, а в голове мысли только о Томе. Вспомнились его лучшие работы, в заслугу ему приписывалось даже то, что однажды он укусил женщину, которая меня за что-то ругала, и многое другое. Все же усталость брала свое, и я стал засыпать.

Не знаю, уснул ли я или еще не совсем, но вдруг почувствовал, что на меня кто-то набросился. Это оказался Том. Он с визгом стал лизать мне лицо, руки, лез ко мне под пиджак. Я в свою очередь обнимал его, целовал, крепко прижимал к себе. После взаимных "любезностей" я отдал Тому все свои припасы. С наступлением зари мы пошли на охоту. Том старался как никогда - делал ровные широкие параллели, ходил быстро с поднятой вверх головой, но птиц было значительно меньше, чем при открытии охоты. Все же я убил с десяток разной мелочи .

Поскольку все мои припасы были съедены Томом, я решил пойти в село Дедново купить что-нибудь из продуктов. Там мне рассказали следующее.

Утром, после моего отъезда Том искал меня по всем лугам. Сам ни к кому не подходил, не подпускал к себе, но охотников обслуживал. Том делал стойку по подранку и тот выплывал на плёс, охотник добивал его, а Том выносил на берег, оставлял и отходил в сторону. При работе по болотной дичи он стоял на стойке только до подхода охотника на определенное расстояние, когда охотник приближался к нему, Том поднимал птицу на крыло и отходил.

По окончании охоты Том бегал по всем лугам и снова искал меня, а утром начиналось все сначала. Все попытки поймать его не увенчались успехом. Пищу, которую ему давали из рук, не брал, ел только то, что бросали на несколько шагов. В общем, по словам охотников, Том собрал им почти всех утиных подранков, а их там было очень много, и исключительно хорошо работал по болотной дичи.

А теперь вернемся к апатии. Ее нельзя считать пороком потому, что это временное явление, п бывает она только у умных и хорошо воспитанных собак. Они считают, что их незаслуженно обидели и в знак протеста выказывают апатию. Собака хорошо выполняет все ваши команды, сколько угодно идет у ноги, но не работает. В это время с ней нельзя ходить на охоту, нельзя ставить на испытания. Если хотите поскорее исправить этот недостаток, попробуйте "извиниться" - пойдите с ней в луга и побегайте до подъема птицы впереди нее. Сначала она будет бегать за вами, потом начнет понемногу уходить вперед. Если она поймет, что вы искренне "исправляетесь", то с каждой параллелью будет дальше и дальше уходить в поиск. Таким образом, до первой работы вам придется превратиться в спортсмена - бегуна на дальние дистанции. Как правило, после первой работы собака обиду прощает при условии, если вы дадите лакомство и приласкаете ее. И апатия пропадает.

Приведу один пример. В 1971 году я натаскивал ирландского сеттера по кличке Веста. Она была очень интересна по экстерьеру, с приличным чутьем и быстрым ходом, но никак не могла мириться с тем, чтобы ее ругали, а тем более били. Веста получала на испытаниях дипломы II и III степени. Я предложил владельцу приехать за ней и посмотреть ее работу. Хозяин Весты прислал за ней сына, с которым мы п пошли в луга ранним утром. Я пустил Весту в поиск. После нескольких быстрых и широких параллелей она замерла на стойке и подняла дупеля за 25-30 шагов. Отличная работа!

...А в 1972 году владелец Весты рассказал, что она испортила ему всю охоту, так как все время ходила около ноги. Я очень хорошо знал Весту и потому догадался о причине ее "каприза". Очевидно, хозяин незаметно для себя нанес ей какую-нибудь обиду и не "извинился". Я посоветовал "извиниться" перед ней, и все обошлось благополучно. В 1973 году мне говорили, что Веста очень хорошо работает на охоте. На выставке она получила малую золотую медаль и оценку "отлично" за экстерьер.

Второй серьезный недостаток - погоня за кошками. Это очень опасно тем, что во время испытаний и состязаний в лугах часто встречаются кошки или зайцы. Обычно после окрика или свистка погнавшая собака возвращается, и судьи не особенно придирчивы к этому недостатку, но за постановку и послушание баллы снимают (бывают случаи, когда за этот недостаток собаку снимают без права претензий).

Приведу один случай, который произошел на состязаниях. Главный судья состязаний после оформления записи предложил владельцу пустить в поиск чемпиона Норда. Ирландский сеттер Норд имел три полевых диплома I степени, четыре диплома II степени и звание чемпиона. Как всегда, Норд пошел в поиск быстрым широким "челноком". И надо же такому случиться, на второй или третьей параллели поднялся заяц, которого он погнал. Правда, после окрика хозяина Норд вернулся и опять великолепно продолжал работать, но звание чемпиона он на этот раз уже не получил и только из-за того "курьеза".

Пожалуй, этот недостаток граничит с пороком, разница только в том, что за птицами собаки больше гоняются, а за зайцами и кошками меньше. К тому же трудно заставить собаку жить в дружбе со всеми кошками, хотя со "своими" у них относительное согласие.

Выше я уже рассказывал, как можно отучить собаку гоняться за кошкой или зайцем, могу только добавить: для этого все средства хороши, вплоть до плетки. Как бы вы ни старались примирить собаку с кошкой, в лучшем случае вам удастся приучить ее быстро возвращаться. Возможно, кто-либо добивался, чтобы собака оставалась равнодушной к зайцам и кошкам, но мне это не удавалось. Больше всего в лугах встречается зайцев, которых собака принимает за кошек, и хоть 10-15 шагов, но обязательно погонит, пока успеешь окликнуть ее или дать свисток. По новым правилам этого вполне достаточно, чтобы снять вашего питомца с испытаний и состязаний.

Очень серьезный недостаток - непослушание. Какое создается впечатление у судейской коллегии, если ваш помощник работает сам по себе и не имеет с вами никакого контакта: не реагирует на свистки и окрики. Пусть у него отличное чутье, исключительно хорошо отработан поиск, быстрый и правильный "челнок", но если он непослушен, судейская коллегия может снять его с испытаний.

В чем же дело? Прежде всего в том, что хозяин относится к собаке недостаточно требовательно или слишком грубо. Иногда он дает незначительную команду, например "пойди сюда" или "на место", а собака в это время чем-то занята, да и сам хозяин куда-то спешит. Команда остается не выполненной. Два-три таких случая, и собака уже неохотно реагирует на команды. Естественно, это не устраивает хозяина, он настойчиво и грубо заставляет выполнять команду. Когда же собака подойдет к нему, то вместо ласки ее ожидают брань и побои. Это вызывает у нее противодействие - она становится еще более непослушной.

Что же надо сделать, чтобы собака хорошо вас слушала? Прежде всего добивайтесь быстрого и точного выполнения каждой команды независимо от того, правильно вы ее дали или нет. Может получиться, что вы хотели перед кормлением выдержать собаку, но по ошибке дали команду "вперед" или "возьми" - так и оставьте, не меняйте свое распоряжение.

Особенно трудно собаки выполняют команду "ко мне", если вы по ошибке раньше ее за это наказывали. При непослушании подойдите к собаке сами, привяжите к ошейнику шнур и скомандуйте еще раз "ко мне", причем с того же места. Как правило, добровольно собака не подходит, тяните ее за шнур и одновременно повторяйте "ко мне, ко мне", а как только она подойдет, угостите ее лакомством и приласкайте. После пяти-шести таких подводок собака будет быстро выполнять вашу команду.

Встречаются (правда, очень редко) такие собаки, которых приходится сильно наказывать, так как они никак не хотят подходить. В таком случае не давайте собаке на ночь корм, а утром после продолжительной прогулки повторите вчерашний урок. После пяти-шести подводок, сопровождаемых хорошими порциями лакомств, даже такая собака сама быстро подойдет к вам по первой команде.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2015.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://kinlib.ru "KinLib.ru - Библиотека по собаководству"