Пользовательского поиска
Новости Библиотека Породы собак Кинология Ссылки Карта проекта О сайте



Самая свежая информация недорогой хостел кострома на сайте.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

За тетеревами

... Вообще-то, выходить рано вроде бы и ни к чему - роса выпала очень обильная, а выводки росными утрами вылетают или выходят кормиться попозже, когда трава пообсохнет. Но кто или что удержит охотника в доме в преддверии всегда неповторимой охотничьей зорьки! Да и собаки во дворе, едва услышали скрип половиц, нетерпеливо заскулили. В азарте своем спаниели отказались даже притронуться к вкусному мясному супу - скорее в поле, скорее за работу - вот она, настоящая охотничья страсть!

Сразу же за деревней начался просторный луг, и спущенные с поводков Минор и Дымка весело понеслись по нему вскачь. До леса еще далековато, и правильно делают охотники, которые то и дело усаживают собак командой "Сидеть!" еще и еще раз отрабатывая послушание уже опытных на боровой охоте собак. Лишний урок делу не повредит.

Но вот луг кончился, и разгоряченные первой разминкой спаниели послушно пошли рядом с хозяевами по дороге, которая вскоре привела всех к лесопосадке, пересекающей овсяное поле и упирающейся одним концом в опушку леса.

Что ж, пусть еще поразомнутся собаки - поищут в посадке, густо заросшей небольшими кустами, где, по словам Геннадия, дичи не ожидается. Спаниели бросились в кусты, а охотники с ружьями за плечами пошли рядом, негромко окликая собак и разговаривая между собой. И вдруг - а что на охоте бывает не вдруг? - в кустах раздались невероятный треск и рычание спаниеля. Ружья с плеч словно ветром сдуло, но они не понадобились. Из посадки, громко похрустывая валежником и все так же зло рыча, выбрался Минор, а в зубах у него, громко хлопая крыльями, бился тетерев-косач. Вот так добыча! Не успел, значит, черныш выбраться из чащи и попал в пасть расторопному кобелю. Есть первый трофей! Да еще какой - мечта любого охотника.

Пока возились с тетеревом и вспоминали подобные случаи, которые, в общем-то, не так уж и редки, если спаниель причует в густых зарослях косача-отшельника, взошедшее из-за леса солнце слегка пообсушило траву.

По совету Геннадия, пошли вдоль опушки, пустив спаниелей в овсяное поле, но не давая им забегать в него глубоко. След тетеревов можно прихватить сейчас на самой границе между полем и опушкой - далеко в овсы выводок еще не успел уйти, а следы птиц не успели обсохнуть.

А вообще, тетеревов можно искать и на клюквенных сухих моховых болотах, и на ягодниках гонобобеля, черники, малины, брусники, и на вырубках и полянах с редким мелколесьем. Но если есть в округе поля с не убранными еще овсом или гречихой, - сюда и нужно идти в первую очередь. Вот к такому полю и привел местный охотник своих гостей.

Не прошло и нескольких минут, как Дымка, причуяв всколыхнувший ее запах, усиленно заработала хвостиком и повернула от леса в овес. Владимир Николаевич, хозяин Минора, негромко свистнул и показал своему питомцу в сторону Дымки. Спаниель быстро смекнул в чем дело и побежал. Теперь уже обе собаки - одна чуть впереди, а вторая сзади - повели в поле. Выводок "взорвался" метрах в сорока от них, а от охотников и того дальше. Да, поторопились охотники, не успели тетерева разбрестись по полю, вот и результат - вылетели всем выводком одновременно, не подпустив близко собак. Это, конечно, не беда, если учесть, что впереди не только целое утро, но и три охотничьих дня. Но на будущее ошибку нужно будет учесть - торопливость никогда не помогает делу.

Посидели с полчаса, покурили и решили, что Владимир Николаевич пойдет с Минором одной стороной поля, а Евгений и Геннадий с Дымкой обойдут его с другой стороны. Так и сделали.

Кобель искал, углубляясь немного то в лес, то в поле, а охотник шел вдоль опушки, внимательно наблюдая за поведением спаниеля. Вот тот забежал в редкие кусты и почти сразу энергично повел в сторону леса. Владимир Николаевич поспешил к собаке, а она вскачь пересекла небольшую полянку, проскочила, не сбавляя хода, куст, и охотник услышал шум крыльев поднявшейся птицы. Ружье у плеча - и мелькнувший на какое-то мгновение между деревьями тетерев после четкого выстрела упал. "Бита чисто", - радостно подумал хозяин Минора, услышав громкий шлепок птицы при ударе о землю. Спаниель подтвердил догадку охотника, подав по команде через пару минут уже начавшего "мешаться", то есть покрываться черными перьями черныша, тетеревенка. Собака еще несколько минут искала на этом месте, но безрезультатно. Вероятно, выводок, потеряв одну птицу, успел переместиться. Коль скоро спаниель поднял тетеревов еще на опушке, значит, выводки не торопятся в поле - мешает им роса.

... В стороне, где искали дичь Евгений и Геннадий, было тихо, и Владимир Николаевич решил идти к ним напрямую через вклинившийся в лес угол поля. Когда до охотников оставалась всего какая-то сотня метров, Минор вдруг остановился как вкопанный, жадно ловя воздух носом и поводя им в разные стороны. Сначала он было повел вправо, но потом резко развернулся и двумя прыжками поднял тетеревенка слева. Как ни ожидал охотник, что вот сию секунду вылетит птица, но такой обескураживающий своей простотой взлет выбил его из колеи - громко прозвучавший дуплет был как бы салютом благополучно улетевшей в лес дичи. Минор, севший по команде "Сидеть!", с нетерпением ожидал новой комады "Подай!", но подавать-то было нечего.

"Ищи!" - и собака развернулась туда, куда она хотела направиться сразу, как только причуяла запах выводка. Еще несколько энергичных прыжков в сопровождении хозяина - и еще один тетеревенок целехоньким скрылся в опушке леса. "Что за штука: только что сбил тетерева, едва мелькнувшего между деревьями, а тут на ровном месте попасть не могу? Спокойнее, спокойнее".

А товарищи Владимира Николаевича, наблюдавшие всю эту картину, уже бежали к нему, поняв, что он с Минором нашел рассыпавшийся по полю выводок. Подбежавшая Дымка в паре с кобелем почти сразу же подняли заклохтавшую тетерку. "Не стреляй!" - почти одновременно крикнули друг другу охотники, и матка спокойно улетела. Что ж, на будущий год примерно в том же месте она выведет новых цыплят. Из оставшихся же на поле птиц охотники взяли трех тетеревят, и на этом решено было закончить - трофеи куда как хороши.

Домой решили идти через лес, предварительно плотно перекусив и слегка покормив собак. Солнце тем временем поднялось почти в самый зенит, но, как говорится, светило, да не грело.

Лес был не густым, и деревья довольно часто расступались, уступая место большим полянам, то тут, то там поросшим густыми кустами. Перебегая по одной из таких полян, Минор, все еще продолжавший поиск, весь напрягся, приостановился, поднял голову и уверенно, на прыжках, подвел к занимавшему почти десяток квадратных метров кусту. Едва спаниель сунулся в него, как из куста веером в разные стороны, словно подброшенные невидимой пружиной, с треском стали вылетать тетерева. Вот, оказывается, где они прячутся в дневное время в перерыве между утренней и вечерней кормежками! Если бы не вполне приличные трофеи, мог бы и этот выводок подарить нескольких птиц.

... Отменный тетеревиный суп приготовила жена Геннадия Тоня. И начались за обедом душевные разговоры об охоте. Владимир Николаевич вынул из кармана письмо и сказал:

- Вот, друзья, вчера перед самым отъездом получил письмо от друга своего Германа Агеносова из Нижнего Тагила. Хотите послушать, как охотятся на тетеревов со спаниелем в глухомани уральских лесов?

И с общего одобрения он начал читать:

"...Как-то ты попросил рассказать об охоте со спаниелем на тетеревов у нас. Опишу свою первую охоту. Поехал я с Ладой в хорошие места, в которых, правда, до этого бывать не приходилось. Хотел подъехать туда же и мой товарищ, не раз охотившийся там, но, увы, наша встреча в условленном месте не состоялась. Оставил я тогда свою машину в ближайшей деревне и решил "поохотиться" за грибами, так как, по мнению местных жителей, возле деревни давно нет никакой дичи. Но грибы грибами, а ружье на всякий случай с собой взял.

Лес был глухой, плотный. На редких полянах и в осиннике - тьма грибов. Очень скоро я стал собирать самые маленькие белые грибы, отбраковывая чуть больших размеров. И вдруг, когда мы с собакой ушли от деревни километра за два, Лада усиленно заработала по следу на краешке невыкошенной поляны и осторожно повела в лес. "Заяц? - подумал я. - Ну, конечно, заяц", - и отозвал собаку. Послушная моя Лада с недоумением на морде вышла из леса, подошла ко мне и выслушала, как оказалось потом, неуместное в свой адрес "Нельзя!". Перекусили мы с ней и снова пошли, чтобы грибы-пятачки из земли выковыривать. Но не успел я и десяток грибов найти, как вновь моя спаниелька что-то причуяла. Грибов у меня было достаточно, и решил я проверить, что же это так волнует мою собачку. А Лада ведет все горячее, энергичнее. "Тише!" - говорю ей. Она эту команду знает и пошла медленнее. Проходим ельник. Дорога. Пересекаем ее под острым углом. Некоторое время я почти бегу следом за собакой по обочине. Впереди еще полянка-елань, а за ней очень плотный мелкий березняк. Не выходя на поляну, командую "Сидеть!". Подхожу к севшей собаке и снова разрешаю идти по следу. Лада по прямой пересекла открытое место. Опять кричу "Сидеть!", так как если кто-то и поднимется в березняке, то даже увидеть не увижу, А собака словно поняла, что от нее требуется, приспособилась к тактике таинственных пока для нее существ, протянувших по лесу невидимую нитку волнующих, с ума сводящих запахов. Она медленно, буквально под стволами ружья, прошла березнячок и, видя, что я, как и она, выхожу на просвет, стремительно бросилась вперед. Шумный взлет так упорно убегавшего от нее выводка тетеревов, короткий выстрел - и, едва поднявшись "свечой" вверх, молодой петушок комком упал обратно. Вот, оказывается, какая она, работа спаниеля по тетереву в глухом лесу. Но на этом наша с Ладой охота в тот день не кончилась.

К вечеру стал моросить мелкий дождь, и пошли мы покосной дорогой к деревне. Собака шла у ноги. Вдруг моя Лада приподняла голову, и ее хвостик дал сто оборотов в секунду. Она сошла с дороги. "Сидеть!" Села. Быстро снимаю рюкзак и - "Вперед!". Теперь верю ей, моей помощнице, больше, нежели себе. "Тише, тише!" Лес такой плотный, что и ружье не вскинешь! Лада ведет среди каких-то загнивающих берез, через очень захламленный выруб. "Тише!" Прошли сто, двести метров, а подъема все нет. Я уже почти бегу за собакой. Где север? где право? где лево? - какая сейчас разница, лишь бы не отстать! Триста метров! Пересекли стеной стоящий березняк. Лада, вижу, сдерживает себя, давая мне возможность подбежать поближе. А дождь все идет. И не пойму, он или йот - а скорее всего оба вместе - застилают глаза. Собака в двух метрах передо мной. Хорошо! Впереди опять выруб, просвет, очень маленький, но - просвет. Лада нажимает, я не отстаю ни на шаг. Перед просветом-вырубом останавливаюсь, смахиваю рукавом влагу с глаз и изготавливаю ружье. Моя помощница пулей рванулась на чистое место - подняла трех тетеревов. Выстрел. Один тетерев падает, и собака торжествующе лижет в моих руках уже знакомое ей, такое горячее - боровую дичь. А ведь не будь со мной спаниеля, я, как и все другие местные жители, считал бы, что возле этой глухой, но уже окруженной цивилизацией деревни совсем нет дичи.

После этого мы с Ладой охотились за тетеревами еще много раз и всегда одинаково успешно. Если будешь охотиться на эту дичь в глухих лесах, вспомни мое письмо и имей в виду, что спаниель в них должен работать буквально почти под самым ружьем - и лишь в единственно нужный момелт сделать безошибочный бросок. Штука тут в том, что тетерева, особенно еще держащиеся выводком, норовят не взлетать, а убегать и затаиваться..."

Интересно и поучительно! Верно, друзья? Но, однако, пора собираться на вечернюю зорьку. Правда, письмо я не все прочитал. А в нем еще много интересных мыслей. Но думаю, что на досуге вы не откажетесь дослушать его, - сказал Владимир Николаевич.

- Еще бы, конечно, с удовольствием дослушаем - ведь это же прямо-таки настоящая хрестоматия по охоте на тетеревов в лесной глуши, - ответил Евгений.

Со двора пришел Геннадий:

- А на улице дождь накрапывает. Не забудьте взять плащи, а то промокнем насквозь.

И действительно, как спустились с крыльца, на лица и руки упали капли дождя. Настроение как-то сразу упало. Нет, не оттого, что охота сегодня может не состоятся, - это не так уж важно - утром душу отвели. Хуже другое: а вдруг он, окаянный, зарядит на все три дня?

- Геннадий, а где же в такую погоду будем искать тетеревов-то? - не выдержал Евгений.

- Вообще-то говоря, огорчаться нечего, - ободрил друзей местный охотник, - такой мелкий дождичек может быть хорошим помощником на охоте по выводкам. Сейчас они как раз из леса-то подадутся на более открытые места, на самый край опушек, а то, глядишь, и вовсе выберутся в луга и забьются в мелкие ракитовые кусты. Да и сидит выводок часто не кучей, а поодиночке - так что ходи себе и собирай "урожай".

Вечерняя охота стала подтверждением словам Геннадия. Охотники взяли по одному тетереву, далеко не доходя до гречишного поля, вблизи которого Геннадий еще летом разведал три выводка. Как и предвидел наставник и проводник, птицы поднимались из кустов, разбросанных по лугу. И сидели они так плотно, что, казалось, вот-вот какая-нибудь из них опять попадет в зубы спаниелей прямо без выстрела. А Геннадий на удивленные возгласы охотников сказал:

- Это всегда так. У меня не раз бывали случаи, когда в сильный дождь я тетеревов руками ловил -до чего крепко затаиваются!

... Дальше идти не хотелось - дождь изрядно испортил настроение. Решили оставить выводки у гречишного поля не потревоженными, приберечь их для охоты на последний день, чтобы приехать домой с еще теплой добычей.

Ну, а завтрашним утром решили сходить за глухарями.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2015.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://kinlib.ru "KinLib.ru - Библиотека по собаководству"