Пользовательского поиска
Новости Библиотека Породы собак Кинология Ссылки Карта проекта О сайте



Двери 2016: белорусские двери.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Есть ли у них разум?


- Какой умный! - восхищаются дети в цирке, наблюдая трюки дрессированного пса.

- Моя Джуди очень интеллектуальна! - заявляет мне сосед по этажу, гордый своей легавой собакой. - Ну прямо как человек: понимает каждое слово!

Кому не доводилось слышать такое! А есть ли действительно у собак разум?

Вот что сказал по этому поводу доктор наук, профессор В. С. Кузин, известный московский психолог:

- Собака обладает сложно организованной психикой, это бесспорно. Она легко изменяет форму своего поведениями изменении условий среды. Собака, как говорят ученые, очень пластична в этом смысле. Ее нервная система способна отражать весьма сложные связи и отношения между явлениями. Но руководствуется собака при этом прежде всего инстинктами - передаваемыми по наследству безусловными рефлексами. В отдельных случаях инстинктивное поведение таких животных, как собака или кошка, внешне может носить словно бы осмысленный характер. Но только внешне!

- А как же дрессировка, Владимир Сергеевич?

- В процессе дрессировки или обучения у животных вследствие пластичности их инстинктивных реакций могут закрепляться определенные навыки. Ярким примером таких навыков могут служить довольно сложные номера собак, свиней, слонов, медведей и других животных в цирке под руководством дрессировщика. Но собственно разумом, то есть рассудочным поведением, сознательным мышлением, никто из этих животных не обладает. К рассудочным или интеллектуальным животным относятся только человекообразные обезьяны. Но и интеллектуальная деятельность обезьян существенно отличается от мыслительной деятельности человека - она заключается не в думании и размышлении, что характерно для людей, а в действиях. Способность продуктивно, целенаправленно обдумывать свои действия, осмысливать поступки, поведение появляется только у человека благодаря труду и развитию у него речи в процессе общественно-трудовой деятельности.


Специалисты, изучающие поведение животных, с интересом анализируют факты, будто бы свидетельствующие о проявлениях у животных разума и целенаправленной деятельности. Несомненно, что во многих случаях даже очень сложные их действия - результат врожденных инстинктов. И все же некоторые явления ставят исследователей в тупик... Летом 1983 года выходящая в Париже газета «Интернэшнл геральд трибюн» опубликовала такой материал:

«Держа в кончике клюва небольшое перышко, цапля расхаживает вдоль берега ручья, внимательно осматривая

«Чтобы постичь науку трудную...»
«Чтобы постичь науку трудную...»

мелководье. Внезапно она останавливается и бросает перышко в воду. Небольшая рыбка, привлеченная приманкой, поднимается вверх. Мгновенный удар клювом - и пескарь проглочен.

...Птица, мозг которой не достигает по размеру и десятой доли человеческого, использует перышко практически так же, как рыболов муху. Поведение цапли - проявление сложного феномена, наблюдаемого в последние годы среди животных и требующего объяснения. Ученые убеждаются в том, что самые различные живые существа - от пчел до китов - обладают значительно более развитыми умственными способностями, чем считалось прежде.

Волки и другие хищники применяют сложную групповую

«...Мне сверху видно все - ты так и знай!»
«...Мне сверху видно все - ты так и знай!»

тактику для заманивания в ловушку животных. Ястребы сбрасывают камни на яйца страусов, чтобы расколоть их. Дельфины и летучие мыши обладают обширным и чрезвычайно сложным «словарным» запасом для общения друг с другом.

Ученые признают, что подобные примеры свидетельствуют об определенной степени умственных способностей, но можно ли их оценить, сравнить или сопоставить с интеллектом человека? Доктор Уильям Ходос, психолог из университета штата Мэриленд, занимающийся эволюцией и строением мозга животных, заявил на симпозиуме в Смитсоновском институте, что сделать это весьма трудно.

«Не забывайте, что язык играет столь важную и сложную роль в разрешении проблем человека, что никто не в состоянии сопоставить наш интеллект с интеллектом животных», - сказал Ходос. Указав на трудности в сравнении животных и человека, он добавил: «Дельфин плохо себя чувствует в среде обитания человека, но каково будет человеку в среде обитания дельфина?»

Несмотря на трудности в оценке мыслительных способностей животных, многие исследователи надеются изыскать новые пути для оценки того, каким образом животные определяют свою жизненную стратегию».

«Ну-ка, отними!»
«Ну-ка, отними!»

Бравый морской «волк» шкипер Ван Хорн, один из героев повести Д. Лондона «Джерри-островитянин», был твердо убежден: «Собачий мозг, должно быть, походит на человеческий. Если пес действует, как человек, ему и думать приходится по-человечьи!»

С этим утверждением, конечно, согласиться трудно - нельзя относиться к собаке как к существу, подобному человеку.

Но с другой стороны, было бы ошибкой приклеивать животным ярлык - «неразумные». Или проводить четкую границу между интеллектом человека и животного. О том, что животные бывают умные и глупые, что они обладают умом, высказывались многие известные ученые: Ж. Бюффон, Э. Кондильяк, Э. Леруа, Ж. Ламарк, Ж. Кювье. Ч. Дарвин писал: «Утверждать, не обращая внимания на прямые доказательства, что ни одно животное не усовершенствовалось в своих умственных способностях, - значит вообще отвергать развитие видов».

Супруги Берберовы утверждали, что наука о рассудочной деятельности животных столь молода, что еще не получила своего названия, она пока остается молодым ростком на уже разросшемся древе этологии - науки о поведении животных.

Упражнение по караульной службе: охра на вещей
Упражнение по караульной службе: охра на вещей

В молодости, когда Л. Л. Берберов наведывался в школу служебного собаководства, начальник школы, выражая в то время официальную точку зрения, говорил, что у собаки мозги начинены только рефлексами и больше ничем. А когда собачники начинали роптать, начальник школы в доказательство стучал по столу кулаком. Хорошо, что у собаководов был выработан стойкий условный рефлекс на послушание...

Известный советский биолог и психолог В. А. Вагнер прямо утверждал (1913 год), что животные обладают рассудком. Наконец, И. П. Павлов на одной из своих знаменитых «Сред» сказал следующие застенографированные слова: «А когда обезьяна строит свою вышку, чтобы достать плод, то это «условным рефлексом» назвать нельзя. Это есть случай образования знания, уловления нормальной связи вещей. Это - другой случай. Тут нужно сказать, что это есть начало образования знания, улавливание постоянной связи между вещами - то, что лежит в основе всей научной деятельности, законов причинности и т. д.».

Некоторые профессионалы собаководы и кинологи, судя по их руководствам и каталогам, тоже на полном, как говорится, серьезе принимают во внимание ум и духовный мир четвероногих творений человека. Вот, например, что пишет о керриблю-терьерах Каталог собак Подольского клуба собаководов-любителей: «У керри свой внутренний мир, своя яркая, присущая только ему индивидуальность. Если его не понимают и не воспринимают как одного из членов семьи, то керри не в состоянии проявить всего богатства своего духовного мира, благодаря которому он так знаменит»... Стихи в прозе, не правда ли?

Своего рода разумными существами считает собак и К. Лоренц. В частности, представляет большой интерес его мнение о понимании собакой человеческой речи (не интонации!) и сопоставление канис фамилиарис с человекообразной обезьяной, приведенные им в книге «Человек находит друга».

«Бесспорно, пока мы еще не можем сопоставить собаку с человекообразной обезьяной, но лично я убежден, что понимать человеческую речь собака будет лучше, хотя бы обезьяна и превзошла ее в других проявлениях интеллекта. В определенном отношении собака гораздо «человекоподобнее» самой умной обезьяны. Как и человек, она одомашненное существо, и, как и человека, одомашненность одарила ее двумя свойствами: во-первых, освободила от жестких рамок инстинктивного поведения, что открыло перед ней, как и перед человеком, новые возможности деятельности, и, во-вторых, обеспечила ей ту непреходящую детскость, которая у собаки лежит в основе ее постоянной потребности в дружеской привязанности...»

В том, что основа потребности в дружеской привязанности собаки к человеку - ее «непреходящая детскость», я не очень-то согласен с К. Лоренцом: здесь, видимо, все гораздо сложнее. Но в остальном австрийский зоолог, конечно, прав.

В другой своей книге - «Год серого гуся» - К. Лоренц пишет: «В эмоциональном плане животные гораздо ближе к нам, чем обычно считается... Объективные физиологические симптомы глубоких эмоций - особенно горя, у таких животных, как гуси и собаки, - практически те же, что и у людей».

Такого же мнения придерживался член-корреспондент АН СССР Л. В. Крушинский, крупный ученый в области высшей нервной деятельности животных.

Кстати, в годы войны Л. В. Крушинский осуществлял научное руководство службами по обучению собак военным профессиям.

«Член-корреспондент Академии наук СССР, профессор, заведующий лабораторией физиологии и генетики поведения при кафедре физиологии высшей нервной деятельности биологического факультета Московского университета Леонид Викторович Крушинский по образованию биолог широкого профиля - зоолог, этолог, физиолог, генетик. Он не только лабораторный исследователь, но и прекрасный натуралист.

В 1935 году на Волге он словно впервые увидел такую черту в поведении своей охотничьей собаки, которая по существу и подсказала биологу путь к объективному исследованию разума животных. А было вот что. Пойнтер Тарзан сделал стойку около редких ивовых зарослей. Тетеревенок побежал от собаки через заросли к противоположной их стороне. Однако собака не бросилась следом за птицей, она обогнула заросли и сделала стойку над тем местом, куда бежал тетеревенок. Крушинский с удивлением наблюдал за поведением собаки: Тарзан явно экстраполировал направление перемещения птицы, то есть совершал действия, которые, вероятно, можно статистически точно оценить...

Так возникла идея экспериментального исследования экстраполяционных способностей животных.

Л. В. Крушинский придумал опыт, смоделировав в лаборатории обстоятельства, которые он наблюдал в естественных условиях. Вместо куста экспериментатор поставил ширму. В центре ширмы прорезал отверстие. За ширмой перед отверстием положил приманку (корм). Собака через отверстие могла лишь видеть корм, но не могла схватить. Когда собака подходила к ширме и видела корм, корм начинал двигаться за ширмой в ту или другую сторону. Начало движения корма собака видела. А дальнейшее вынуждена была экстраполировать, если не хотела упустить добычу. И собака экстраполировала: не тыкалась бесцельно в отверстие ширмы, а, подобно Тарзану, обходила ширму с «выгодной», короткой стороны.

Поведение собаки фиксировалось с помощью секундомера, а ее маршрут - с помощью фото- и кинокамер. Каждый раз для опыта брались новые, неопытные собаки.

Так были получены первые статистически достоверные данные разумного поведения животного».

Журнал «Наука и жизнь»

Характерно, что именно собаки стали первыми животными, которых человек начал использовать на цирковой арене в качестве дрессированных животных. Это произошло задолго до нашей эры, несколько тысяч лет назад.

Исследование разумности животных для ученых не самоцель, а путь к познанию тайн человеческого мышления. Выдающийся физиолог И. М. Сеченов настойчиво советовал постигать механизм мышления человека путем исследований психики животных. Ибо функция мозга, связанная с мышлением, остается пока весьма малоизученной.

«Хотя человек и собака не овладели языком друг друга, каждый понимает, что у другого имеется свой язык и что грубый перевод с одного на другой невозможен. Ничуть не умаляя таких явлений, как поющие киты или шимпанзе, следует все же сказать, что все формы общения между различными видами весьма примитивны по сравнению с общением человека и собаки, которые могут обменяться значительным количеством информации».

Журнал «Дискавер», США

Психолог Роберт Дженсен из Южно-Иллинойского университета в США принадлежит к тем, кто верит в способность животных думать, он убежден, что животные обладают возможностью мысленно создавать «карты» окружающей их обстановки и их действия нельзя объяснить лишь на основе «поведенческого опыта» или инстинкта. «Животные связаны с окружающей их обстановкой. Они играют. Они решают свои проблемы. Я уверен, что они думают», - полагает Дженсен.

Животные не просто «струны», действующие под воздействием рефлексов и реагирующие на все чисто механически, заявляет Дженсен. Он предполагает, что собака руководствуется некоей вполне благородной идеей, когда она охраняет двор или если на то пошло, то и всю округу. Она способна выбрать для себя наиболее удобный путь, по которому обходит свои «владения», и даже знает, где какие вещи расположены. Без сомнения, это своего рода мыслительный процесс.

Правда, те же Берберовы полагали: если уподобить интеллект человека высочайшей горной вершине, то эту вершину окружает множество меньших вершин и вершинок, до которых за миллионы лет эволюционировал интеллект животных.

Конечно, интеллект животного - нечто принципиально особое. Нельзя говорить, что он ниже или выше людского. Он просто качественно иной. Животные в состоянии принимать решения, основываясь на информации, недоступной никаким чувствам и даже приборам человека.

Коккер-спаниели
Коккер-спаниели

Даже малосведущий в кинологии человек - и совсем несведущий - сразу опознает пуделя среди любых других собак, настолько своеобразен он и не похож на всех родственников собачьего племени. Пудель - порода весьма древняя. Живость ума, бесстрашие, веселый нрав и исключительное человеколюбие сделали пуделя всеобщим любимцем столетия назад. Многие европейские страны считают себя родиной пуделя, но какой из них отдать предпочтение - ученые не знают и по сей день. На Дунайской низменности с очень давних времен помощниками скотоводов были выносливые и бесстрашные собаки с густой длинной вьющейся шерстью. Такая «одежда», как бурка, отлично защищала от любого холода, жары и непогоды. Предполагают, что одна из этих пород - пули - в числе прародительниц современного пуделя. Другая гипотеза утверждает, что родиной пуделя могла быть древняя Иберия (Испания). Там эта порода чрезвычайно распространена. Называют ее «водяной собакой» и широко используют при охоте на водоплавающую дичь. Чтобы облегчить хозяину уход за густой шерстью, а собаке - плавание, испанцы всегда стригли пуделей, снимая с ног почти всю шерсть и наголо - от последних ребер до хвоста. В России пудель появился в XV веке. Вполне вероятно, что современный пудель появился в результате скрещивания двух старинных пород. Свидетельство тому - два вида шерсти: кудрявая - как наследие пастушьей собаки, шнуровая - от водяной. В характере современного пуделя также просматриваются черты обеих пород: врожденная понятливость и энергия пастушеской собаки в сочетании со страстной готовностью к апортировке и любовью к воде. Оба этих качества делают пуделя универсальной собакой и дают возможность использовать ее в обоих направлениях. Пудели всех разновидностей - прирожденные цирковые артисты. И конечно, прекрасные собаки для дома. Как считают многие знатоки, пудель даже предпочитает общество людей обществу собак. Одна беда: иногда пудель отказывается защищать хозяина от нападения. Эта собака слишком любит всех людей без различия и органически не в состоянии причинить вред любому человеку, словно робот из произведений Айзека Азимова - как известно, наши недостатки зачастую продолжение наших достоинств. И пудель, самая близкая человеку собака, не составляет тут исключения...
Даже малосведущий в кинологии человек - и совсем несведущий - сразу опознает пуделя среди любых других собак, настолько своеобразен он и не похож на всех родственников собачьего племени. Пудель - порода весьма древняя. Живость ума, бесстрашие, веселый нрав и исключительное человеколюбие сделали пуделя всеобщим любимцем столетия назад. Многие европейские страны считают себя родиной пуделя, но какой из них отдать предпочтение - ученые не знают и по сей день. На Дунайской низменности с очень давних времен помощниками скотоводов были выносливые и бесстрашные собаки с густой длинной вьющейся шерстью. Такая «одежда», как бурка, отлично защищала от любого холода, жары и непогоды. Предполагают, что одна из этих пород - пули - в числе прародительниц современного пуделя. Другая гипотеза утверждает, что родиной пуделя могла быть древняя Иберия (Испания). Там эта порода чрезвычайно распространена. Называют ее «водяной собакой» и широко используют при охоте на водоплавающую дичь. Чтобы облегчить хозяину уход за густой шерстью, а собаке - плавание, испанцы всегда стригли пуделей, снимая с ног почти всю шерсть и наголо - от последних ребер до хвоста. В России пудель появился в XV веке. Вполне вероятно, что современный пудель появился в результате скрещивания двух старинных пород. Свидетельство тому - два вида шерсти: кудрявая - как наследие пастушьей собаки, шнуровая - от водяной. В характере современного пуделя также просматриваются черты обеих пород: врожденная понятливость и энергия пастушеской собаки в сочетании со страстной готовностью к апортировке и любовью к воде. Оба этих качества делают пуделя универсальной собакой и дают возможность использовать ее в обоих направлениях. Пудели всех разновидностей - прирожденные цирковые артисты. И конечно, прекрасные собаки для дома. Как считают многие знатоки, пудель даже предпочитает общество людей обществу собак. Одна беда: иногда пудель отказывается защищать хозяина от нападения. Эта собака слишком любит всех людей без различия и органически не в состоянии причинить вред любому человеку, словно робот из произведений Айзека Азимова - как известно, наши недостатки зачастую продолжение наших достоинств. И пудель, самая близкая человеку собака, не составляет тут исключения...

Мы же, люди, говоря об интеллекте животного, обычно исходим из способностей некоторых животных как бы уподобляться в своих поступках рассудочной деятельности человека. Или понимать наши команды.

Между тем человеческая форма общения, на мой взгляд, не единственный показатель наличия разума. И единого такого показателя нет. Им может быть, видимо, лишь целый комплекс признаков, специфичных для разных сред обитания разумных существ. Для разумной системы с ограниченным сроком жизни ее членов показателем разума является способность к неограниченному накоплению опыта, то есть к сохранению прошлого и получению нового независимо от того, каким образом реализуется эта способность.

Павел Федотов. «Завтрак аристократа». Третьяковская галерея
Павел Федотов. «Завтрак аристократа». Третьяковская галерея

Да, человек - венец, сегодняшняя вершина эволюции всего живого, но это не означает, что другие пики этой эволюции обязательно надо сводить к аналогиям с мозговой, эмоциональной, трудовой деятельностью человека.

В связи с этим нельзя не согласиться с мудрым замечанием русского писателя М. М. Пришвина: «Самая злая неправда о природе бывает от самомнения плохо образованного человека: он ставит себя слишком высоко для того, чтобы считаться с какими-то зверушками и оттого спешит объяснить их жизнь по себе - человеку...»

Другой русский писатель, И. С. Тургенев, большой любитель псовой охоты, об уме четвероногих своих друзей был весьма высокого мнения, признавая за ними немалые духовные качества.

Валентин Серов. «Портрет Юсуповой». Русский музей. Ленинград
Валентин Серов. «Портрет Юсуповой». Русский музей. Ленинград

В «Записках охотника», характеризуя собак или описывая их поведение, он то и дело использует такие выражения: «собака с достоинством зарычала»; «принужденно улыбающийся пес»; «униженно виляет хвостом и выражает смущение на лице»; «собака смотрела с признательной гордостью»; «глубоко оскорбленный пес»...

Он же отмечал, что русские помещики хоронили любимых собак и даже ставили им памятники. А вот о борзых писатель отзывался нелестно, считая, что все они «чрезвычайно глупы»...

Ирландский, или красный, сеттер отличается не только импозантной внешностью, но также и сметливым умом, «интеллигентностью », незаурядной сообразительностью. Большой вклад в развитие породы внесли русские кинологи - наша страна фактически стала второй родиной этой замечательной собаки
Ирландский, или красный, сеттер отличается не только импозантной внешностью, но также и сметливым умом, «интеллигентностью », незаурядной сообразительностью. Большой вклад в развитие породы внесли русские кинологи - наша страна фактически стала второй родиной этой замечательной собаки

Зачастую можно слышать упреки в том, что некоторые, дескать, одухотворяют собаку, других животных. А что в этом плохого? Одухотворение природы и ее созданий обогащает и облагораживает человека, оно не отвлеченно и не бесплодно, оно - акт гуманности, приятие всего живого как космически родственного.

Однажды мне случилось быть на лекции замечательного советского ученого, одного из создателей современной нейрофизиологии, академика Н. П. Бехтеревой - внучки В. М. Бехтерева, всемирно известного русского психиатра.

Рассказывая о работе по изучению человеческого мозга, она высказалась и в отношении «разума» животных.

«Несомненно, животные думают, - сказала Н. П. Бехтерева, - только не могут нам рассказать свои мысли на нашем языке. Они вообще не владеют высшей формой мышления - речевой. Той, которую развил человек в своей эволюции от нашего общего животного предка. Если бы у него не был так хорошо развит мозг, мы тоже не умели бы ни любить, ни ненавидеть, ни принимать решений, ни предвидеть событий. Мы вообще - закономерная часть природы. Нельзя нас от нее отделить. Доказательства того, что звери думают, получены современными исследователями. В частности, Конрадом Лоренцом. У нас в Советском Союзе много переводят его книг. Он четко показал, как близки нам «братья меньшие».

Легавые
Легавые

И этим никак нас не принизил...»

Правда, в прошлом ученые весьма неохотно признавали за животными те или иные интеллектуальные способности. Вряд ли можно предполагать, что животные осознают то, что они делают, считали многие психологи.

По существу большинство ученых не достигло согласия именно в вопросе о том, что следует понимать под словом «интеллект». Профессор Л. А. Корев утверждает: «Интеллект в некоторой степени можно определить как видовое свойство. Например, если считать интеллектом способность к эхолокации, то он очень высок у дельфинов и низок у людей».

Одни ученые убеждены, что животные не только способны думать, но и могут мыслить так же, как это делаем мы, хотя, возможно, этот процесс у них протекает несколько иначе, чем у человека. Противоположной точки зрения придерживаются другие исследователи, рассматривающие животных просто как живых роботов. Среди них есть и такие, кто считает, что интеллект связан с генетической адаптацией, с естественным отбором или способностью к выживанию. Учеными проводятся многочисленные эксперименты, направленные на отыскание крупиц разума у животных. Но вот что любопытно - шимпанзе, долго общающиеся с человеком, оказываются более интеллигентными и творческими натурами по сравнению со своими дикими собратьями, ибо в процессе общения с учеными-экспериментаторами им приходилось решать трудные задачи и постоянно вступать в контакт с разумом человека.

А что же тогда говорить о собаках? Ведь они неотделимы от человека, от тех условий, в которых люди живут, особенно в городе...

На мой взгляд, следует четко разграничить две сферы: неинстинктивные действия животных в природе и их «разумное» поведение как результат дрессировки или иного воздействия, присутствия человека.

В последнем случае можно добиться просто ошеломляющих результатов. Известны фантастические успехи в дрессировке животных, достигнутые В. Л. Дуровым.

«До последнего времени наличие второй сигнальной системы - базы мыслительной деятельности - у животных отрицалось, отрицалась возможность у них даже примитивного мышления. Так считали и, к сожалению, продолжают считать многие зоологи. Однако люди, имевшие дело с животными не в условиях вивария, а в условиях, для них адекватных, - охотники, пограничники, милиционеры, охранники, путешественники, просто люди, в доме у которых живут собаки, кошки, птицы, знают, что эти животные способны не только на глубокую преданность, истоки которой лежат в их высокой эмоциональности, но и на чрезвычайно разумные поступки, которые основаны на элементах мышления».

К. СЕМЕНОВА, профессор, председатель секции охраны животных Всероссийского общества охраны природы

Известный полярный исследователь Руаль Амундсен считал: «Трудно найти животное, в большей степени умеющее выражать свои чувства, чем собака. Радость, грусть, благодарность и даже угрызения совести - все это можно прочесть в ее глазах. Мы, люди, напрасно думаем, что только нам одним присуща способность выражать свои чувства. Может быть, это правда. Но загляните в собачьи глаза! Вы увидите в них то же, что в человеческих. В сущности у собак определенно есть то, что мы называем душой».

Большой любитель и знаток собак, русский писатель А. И. Куприн утверждал, что крупные добрые собаки бывают умнее и лучше иных людей. «Ты когда-нибудь обращала внимание, Машенька, как смеются собаки? - говорил он своей жене Марии. - Одни, словно благовоспитанные люди, только вежливо улыбаются, слегка растягивая губы. Но большие добродушные умные псы смеются откровенно - во весь рот, видны зубы, десны, влажный розовый язык. А как весело, умело и осторожно они играют с детьми! Собаки чувствуют, когда человек любит их и безбоязненно подходит к ним».

Дратхаар - немецкая легавая
Дратхаар - немецкая легавая

Писатель считал общение с собакой непременной частицей сложной мозаики человеческого счастья.

Отрицательно относился А. И. Куприн только к догам, считая их глупыми, злыми и непривязчивыми собаками. Дело вкуса? Не знаю, на мой взгляд, и среди догов немало очень интеллигентных индивидуумов, понятливых, добрых и любящих людей.

Известный знаток собак и охотничьего дела Л. П. Сабанеев на первое место по смекалке ставил охотничьих собак. В своем «Календаре природы» он писал: «Есть собаки умные, сметливые, веселые... и дуры набитые, понурые флегмы, никогда не приобретающие сметки».

Иногда собака ведет себя даже умнее человека. Видели ли вы когда-нибудь, чтобы собака часами лежала под солнечными лучами, как отпускники на южных пляжах? Нет, конечно. Во-первых, собака знает, что не загорит, да и ни к чему ей этот загар. Во-вторых же, и это самое главное, животные, причем не только собаки, явно чувствуют: избыточная солнечная радиация вредна, прямые солнечные лучи опасны.

Ну, а если говорить серьезно, то мне хотелось бы закончить главу словами охотника Дерсу Узала, человека, который ощущал себя частью природы: «Его все равно люди. Только рубашка другой. Обмани - понимай, сердись - понимай, кругом понимай! Все равно люди...»

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001-2015.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://kinlib.ru "KinLib.ru - Библиотека по собаководству"